Алекcей Ковалёв: хорошо бы попасть на Чемпионат мира

Новости
19 февраля, среда
18 февраля, вторник
+
Многоопытный капитан сборной России Алексей Ковалев 24 февраля отметил свой 34-й день рождения. Думаю, никто спорить не будет: к этому возрасту нападающий себя реализовал полностью. Однако не будь он максималистом, ничего б не вышло. Не выжил бы один в Москве, куда его пригласили из Тольятти 14-летним пареньком. Не стал бы одной из самых ярких звезд НХЛ. Не был бы непререкаемым авторитетом в сборной.
 
Вынужденная пауза, связанная с травмой, позволила Ковалеву отпраздновать дату в кругу семьи и друзей. Сейчас перед форвардом новая задача. Его «Монреаль Канадиенс», как выяснилось, не только гложут внутренние распри. Русскоговорящие игроки, даже калибра Ковалева, самой титулованной команды НХЛ столкнулись с предубеждением тренеров и коллег.

– Положение «Монреаля» в турнирной таблице постоянно меняется. Чем это объяснить?
– Просто усталость. Потому и удалений много. Команда достаточно молодая. Поэтому, может, какая-то усталость сказывается. Но вот последние три матча выиграли. Может, это какой-то был спад. Надеюсь, сейчас в обратную сторону все пойдет.
 
– То есть команда решительно настроена на попадание в плей-офф и в своих силах уверена?
– Ну конечно. А какие могут быть варианты?
 
– А количество травм не повлияет негативно на развитие событий?
– А сейчас во всех командах травмы. Не мы одни такие. В этом никакой особой опасности нет. Это одна из вещей, которые присутствуют в хоккее. К концу сезона организм уже подсаживается, поэтому люди травмируются. С другой стороны, у нас, видимо, уже со следующего месяца полная команда будет играть.
 
– Ваш сосед географический и по турнирной таблице – «Торонто». Что скажете об этой команде? Похожа на вашу?
– Пожалуй, нет. «Торонто» играет в более открытый хоккей. Старается больше атаковать. А «Монреаль» – от обороны.
 
– Вам самому такой стиль импонирует?
– Да кому он может понравиться? Если моя работа забивать голы, как он мне может импонировать? Но я не могу ничего тут поделать. Потому что это план игры команды, и нужно его придерживаться. Ведь это командный вид спорта.
 
– Вам это не мешает раскрыться в «Монреале»?
– Я и говорю, что тяжело показать себя полностью. Потому что играем в оборонительный хоккей, приходится жертвовать другими качествами. Конечно, тяжелее так играть.
 
– Этим объясняется резкий спад игры у Сергея Самсонова?
– Я думаю, спад из-за того, что ему мало доверяют. Его взяли сюда, требовали чего-то другого от него. А не того, что он умеет. Ему потребовалось немного больше времени, чтобы адаптироваться. Ведь это совсем другая работа. Не та, к которой он привык. А времени ему и не дают достаточно. Он потерялся.
 
– Вы всегда отличались корректными комментариями. Но как вы реагировали на высказывания Сергея, когда он открыто критиковал политику руководства команды?
– А кого это будет устраивать? Я как раз считаю, что человек должен открыто говорить об этом. Какой смысл – держать в себе? Если он чувствует, что-то не так, надо пытаться исправить ситуацию. И если ты поговорил с тренером, и это тебе ничего особенно не дало, то совершенно не стоит держать это в себе. Он так и сказал, что его не устраивает. Два раза просил обмена в другую команду. Мы ведь тоже заинтересованы в том, чтобы наша репутация не портилась. Ведь сколько хоккеистов еще могли играть и играть, а вынуждены заканчивать только из-за того, что сейчас одна молодежь выступает. Тяжело. Хочется играть, показывать результат. А тебе не дают этого делать. Становится обидно. Ему же не 40 лет, и даже не 30. Еще молодой. Хочется быть игроком, которому доверяют, который показывает результат.
 
– Начиная с игры с «Рейнджерс» к вам поднимали Грабовского из фарм-клуба и пытались сделать русскоязычное звено. Был шанс у этой тройки?
– Да шанс был, просто здесь никогда этого не дадут сделать. У меня такое ощущение, и многие говорят об этом – журналисты, болельщики, что этот тренер не любит русских. Это на самом деле так... Это видно по тому, как он относится к нам. По сравнению с тем, как он относится к «французам». И мы ничего не можем сделать. Про меня сколько раз с начала сезона говорили, что я одеяло на себя тяну. И я, по-моему, единственный, кто ничего на это не отвечал. Все время молча хожу, хотя вокруг только обо мне и говорят. Поэтому иногда надо уже высказываться. Я журналистам так и объяснил: «Если вы захотите заставить людей что-то обо мне думать, вы это сделаете. И я никак не смогу на это повлиять».
 
– А вы еще не пришли к тому, чтобы попросить обмена?
– Была такая идея, честно говоря. С другой стороны – я люблю борьбу. Например, можно попасть в хорошую команду. Ни о чем не задумываться, просто играть и выигрывать. А можно найти возможность показать себя в более слабом клубе. Ну, если у какой-то команды нет шанса попасть в плей-офф, а ты свом трудом ее туда, допустим, выведешь. Это намного сложней, но и интересней. И у меня такие качества есть, полагаю. Конечно, много переживаний было, сомнений. Но переборем. Не в первый раз.
 
– Сейчас в «Монреаль» опять подняли Андрея Костицына, которого уже третий сезон держат в фарм-клубе. Как думаете, это не тот случай, когда, может, стоит попробовать вернуться в Россию?
– Не думаю. Он еще молодой и, скорее всего, добьется своего. В Россию-то всегда можно вернуться. А вот сюда попасть, поиграть на этом уровне тяжелее. Поэтому надо стараться использовать предоставляемые возможности. А потом уже можно и уехать. Но случай с Костицыным – это еще один пример того, о чем я говорил. Его, между прочим, лучшим игроком АХЛ опять признали. Но когда начались травмы в команде, наверх «подняли» совсем других хоккеистов. Либо тренер не любит нас, либо ему не нравится этот стиль. Я не удивлюсь, что как только кто-то выздоровеет, именно Костицына отправят обратно в фарм, а не кого-то из двух других игроков, которых у нас сейчас тоже «подняли».
 
– Знаю, что франкоговорящие игроки в «Гамильтоне» ведут себя вызывающе по отношению к другим. В «Монреале» они, по крайней мере, этого не делают?
– Французы – они всегда такие. Они друг друга защищают, держатся вместе. В том-то и проблема таких команд: начинается разделение. Европейцы отдельно, американцы – отдельно, и у франкофонов свой коллектив. Кто кого «выживет». С этим тяжело работать. Потому что вся концентрация не на том, чтобы собраться вместе и выиграть. А на том, что я лучше тебя и публика меня больше любит. Люди начинают работать исключительно на публику. Тошно уже на это смотреть. Мы же должны против другой команды бороться, а мы боремся каждый сам за себя. Соревнуемся между собой.
 
– При этом, говорят, русские на командных мероприятиях не присутствуют.
– Да нет, это вранье. Мы пытаемся держаться вместе со всем коллективом. И на общих собраниях мы всегда присутствуем, потому что этого просто нельзя избежать. За это штраф.
 
– В начале сезона у вас одним из лидеров был молодой Кристофер Хиггинс. Сейчас неплохо проявляют себя Гийом Латендресс, Максим Лапьер… В воротах появился Ярослав Галак, прервавший череду поражений клуба. Что можете сказать про эту молодежь?
– Ох, ну что сказать? Они чуть поиграли, чуть публика их полюбила – ведут себя, как будто лет десять в НХЛ играют. На это тошно смотреть. Приходится их на место ставить. А когда это делаешь, они близко к сердцу воспринимают или не так понимают. Иногда молодые прислушиваются к ветеранам, а бывают такие – сами по себе. Им что ни говори – как об стенку горох. Их публика любит, и это единственное, что их интересует. Талант-то есть, но вот головы немножко не хватает. Я не знаю, сколько лет уже играю, столько молодежи видел, из которых героев сделали раньше времени. И потом через пару лет их никто уже и не вспомнит.
 
– По тому, что вы говорите, складывается впечатление, что удовольствия от работы в этой команде вы явно не получаете…
– Ну какое можно получать удовольствие, если ты хочешь бороться и пытаться выиграть Кубок Стэнли. А мы боремся, такое ощущение, друг против друга – я уже говорил об этом. Выясняем, кто у нас в команде лучше. Вот про меня там говорят что-то, но меня это не интересует. Я очки набираю, и это все, что меня волнует. Да, про нас говорят, что мы вне хоккея как семья. Но когда в раздевалку приходим – каждый сам за себя. Это настолько видно… Пытаешься что-то сделать. Я еще в том году со своими партнерами по тройке разговаривал: с финном и чехом. Пытался объяснить, что меня интересуют не личные показатели, а то, чтоб мы хорошо играли всем звеном. Чтоб мы лучшей тройкой были и помогали команде выигрывать. А не так, чтоб я забил гол – и это все, что мне нужно. Я такие вещи иногда говорю ребятам, с которыми играю. Ну и пытаюсь помочь партнерам изменить что-то, чтобы наше звено одним из лучших было. Я всегда так говорил: в какой бы команде я ни играл, хочу, чтоб моя тройка была лучшей. Чего бы мне это ни стоило. И здесь так же. Смотришь на другие команды – они играют друг за друга, помогают друг другу. А у нас они не видят, или не хотят даже видеть. Забил гол – и все. Можно заканчивать. И до конца матча даже не доигрывать.
 
– При этом столько говорилось о ваших новых тренерах. Что они сами за «Монреаль» играли, должны наладить дело. Преемственность поколений, так сказать.
– Да это ничего не значит. Эта репутация очень быстро портится. Когда люди заканчивают играть на такой высоте, а потом ведут себя вот так на тренерском посту – всё хорошее быстро забывается, и начинает накапливаться негатив. Лично я считаю, что от тренера тоже очень многое зависит. Тренер должен быть частью команды, а не отдельно от нее, не над ней. Сказать: «вот у вас есть капитан и ассистенты капитанов, делайте, что хотите» – это очень просто. Тренер должен входить в коллектив. А то молодежь на него смотрит и рассуждает потом так: «Ну, тренеру-то все равно. Тогда и мне все равно». Тренер должен быть заинтересован и должен эту заинтересованность показывать. Вот, как пример. Я с Вячеславом Быковым играл. Как тренера его не знаю, но, судя по тому, как сборная сейчас играет, видно, что ребята стараются. Что он пытается найти подход к игрокам, а те в свою очередь ему платят той же монетой. Есть какая-то слаженность между тренерами и игроками. Не должно быть так, что тренеры отдельно, и игроки отдельно.
 
– В такой ситуации, может, вам лучше было б не попадать в плей-офф, а приехать в Москву на чемпионат мира?
– Конечно, на чемпионат мира хорошо б попасть. Но я ж не могу не играть или делать все, чтоб команда не попала в плей-офф. Наоборот – в том-то и дело, что заинтересованность у меня большая. Я хочу, чтоб команда попала в плей-офф и выигрывала. Конечно, за сборную всегда с удовольствием сыграю, если пригласят. Но там сейчас столько молодежи играет. И команда неплохо выступает в этом году. Может получиться так, что и «Монреаль» в плей-офф не попадет, и меня в сборную не возьмут.
 
– По ощущениям: у «Монреаля» есть шанс до плей-офф решить эти внутренние проблемы?
– Я не знаю, это очень долгая работа. Сразу это не происходит. Обычно требуется много времени, пока люди поймут. Я, конечно, всегда надеюсь на лучшее и стараюсь для этого что-то сделать. Это ж не индивидуальный вид спорта или команда из трех-четырех человек. Некоторые делают так: ему что-то скажешь, он на тебя посмотрит, кивнет. Только отвернешься, он скажет: «Что он вообще ко мне пристал?»
Дата: 04.03.2007

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет