Юрий Леонов: нет такого понятия, как игра за тренера

Новости
21 февраля, пятница
20 февраля, четверг
+
Главный тренер питерского СКА Юрий Леонов, приняв предложение возглавить команду в середине чемпионата, серьезно рисковал. Команда буксует. Хоккеисты на словах поддерживали главного тренера Бориса Михайлова, но на льду творили непонятно что. Да и вообще весь коллектив, скомплектованный из известных хоккеистов, производил посредственное впечатление. Изменилось ли что-то? Пока, честно говоря, не очень. Но, судя по разговору с нынешним наставником армейцев из Питера, меняться все будет. Пусть и не так быстро. Ясно, что у молодого специалиста есть желание.
 
– Юрий Владимирович, а ведь казалось, что при вас уже все налаживается. Пусть не так быстро, как хотелось бы болельщикам, но игра становится лучше. Однако в последних матчах -– опять провалы. Уступили «Витязю», проиграли «Динамо». Опять кризис?
– Не знаю, все бывает. Если взять матч с «Динамо», то я бы не стал говорить, что недоволен игрой. По броскам, по всему… Мы перебросали соперника. И все дело было в реализации. Также, как и с «Витязем» (там было поражение 2:6 – С.Ч.). Были хорошие моменты, но мы не смогли забить.
 
– На проблемы с реализацией жаловались и при Борисе Михайлове. Ничего не меняется. Но это было бы логично слышать от хоккеистов слабого клуба. В СКА же такой подбор нападающих, что даже страшно становится…
– …У нас собраны такие же хорошие мастера, как и в других командах.
 
– Позволю себе не согласиться.
– Ну, давайте обсудим. Конкретно по позициям.
 
– Три звена форвардов у вас если не уровня сборной страны, то достаточно близко к этому.
– Вы их статистику прошлогоднюю видели?
 
– Сейчас и не вспомнить… Но разве в этом причина?
– Нет, вы видели статистику, чтобы так говорить?
 
– Она же прошлогодняя.
– Да, статистика последнего сезона. Кто сколько забивал, кто сколько отдавал. И как можно говорить, что это игроки сборной?
 
– Бут очень часто приглашается в сборную.
– Не всегда его берут. Его сейчас взяли в сборную. Но он и забивал до этого много. Да и потом, сыграв за национальную команду, он, видимо, устал.
 
– Понятно, вы хотите сказать, что нет ничего удивительного в таком выступлении СКА? Те же нападающие играют так, как умеют. И показывают тот результат, на который способны. Это их уровень – так?
– Не то чтобы их уровень, но всякое случается. В матче с «Динамо» здорово сыграл голкипер бело-голубых Виталий Еремеев, за что и получил приз лучшего игрока матча.
 
– Все немного запуталось. Скажите, а вы довольны результами игр в третьем круге? Была победа над омским «Авангардом» – это ценные три очка. Но затем вы переигрывали лишь команды, которые расположились внизу турнирной таблицы. Да и то уже с «Трактором» сыграли вничью. Все остальные встречи были, мягко говоря, не слишком удачные.
– А что значит «все остальные игры»? А что, победа над «Ладой» (она была одержана во втором круге) или над Новокузнецком менее ценные? Или победа над «Крыльями», обыгравшими МВД, – это не то? Это разве не три очка?
 
– Три очка, но…
– …Или для вас важно обыгрывать только верхние команды? А остальных победить – это неважно?
 
– Знаете, от СКА всегда ждут, что он будет побеждать клубы, находящиеся в верхней части турнирной таблицы. А очки во встречах с более слабыми коллективами – это само собой.
– Не знаю, чего ждут от СКА. Когда я принимал команду, она где была? Я так понимаю, в верхней части турнирной таблицы?
 
– Нет, но смысл понятен. Никаких сюрпризов и быть не должно. Все идет как есть.
– Не то чтобы все идет, как и должно было, но поймите, это ведь непростое дело. Вы думаете: вот пришел новый тренер, и команда сразу должна выигрывать у всех подряд.
 
– Когда вы пришли в команду, вы видели, что игроки находятся в подавленном состоянии? Был ли кризис в коллективе?
– Я бы не стал говорить, что настроение было совсем подавленное. Но, конечно, что-то пришлось перестраивать.
 
– Ходили разговоры о том, что игроки приложили руку к отставке Бориса Михайлова. Они были недовольны тренером, не рады его методам. Вы встречались с лидерами команды? Обсуждали эти вопросы?
– Я разговаривал с лидерами после того, как сняли Бориса Петровича. И если вы следите за всем, то основные игроки команды, наоборот, высказывались за то, чтобы его оставить.
 
– Может быть, в прессе они и высказывались, но вот на льду творили непонятно что. Так за тренера не играют. Когда хотят оставить специалиста, то на льду «умирают».
– Нет такого понятия, как игра «за тренера». Не может быть такого, что какой-то хоккеист хочет за тренера биться, или наоборот – не желает этого делать. Ребята играют не за тренера, не за кого-то ещё. Они заключили контракт. У них есть свои бонусы. Нельзя так говорить, что я выхожу на лед и за какого-то дядю играю. Изначально не может быть ситуации, когда спортсмен решает, кто будет работать с командой.
 
– Тогда расскажите, с чем связано то, что у СКА идет неудачный сезон?
– Надо работать, надо формировать коллектив, команду. Вот и все. Если вы видите, то в верхней части турнирной таблицы находятся клубы, сформировавшие костяк в течение двух-трех лет. А вы хотите сразу собрать команду и дать результат? Вы в банке, что ли? Я вот такого не помню.
 
– Да ладно бы одни журналисты требовали результата. Это руководство клуба из года в год ставит серьезные задачи, основываясь на какой-то информации. И каждый год ничего не выходит.
– Задайте этот вопрос тому тренерскому корпусу, который собирал команду. На каком основании они давали такие объявления? Я ничего такого не говорил.
 
– А какие задачи вы перед командой поставили?
– Чем выше мы будем в турнирной таблице, тем лучше. Надо быть ближе к первой восьмерке.
 
– Хотелось бы узнать у вас, что происходит с некоторыми хоккеистами. В матче с «Динамо» не очень заметен был Максим Сушинский. Да ладно бы только в этой игре. У него весь чемпионат получился каким-то скомканным. С чем связан кризис Максима? Один из лидеров сборной на чемпионате мира теперь потерял место в национальной команде.
– Это не совсем правильная информация о том, что игрока не рассматривают как кандидата в сборную. И потом, возьмите его статистику. Я вот не понимаю, с чем связан ваш вопрос о том, что он не очень ярко играет.
 
– Знаете, во всех прежних клубах Сушинский был лидером. Он вел команду. В СКА он немного потерялся.
– Нет, он и сейчас лидер. Просто за этим нужно следить, а не делать выводы по одному матчу. Давайте возьмем другой пример. Игорь Мирнов вызывался в сборную?
 
– Да.
– Вы видели его на льду в игре с «Динамо».
 
– Игорь был не слишком заметен.
– А что же вы так говорите! Его же в сборную взяли!! Он же хоккеист национальной команды!!! А по льду ездило блеклое пятно. О нем даже Владимир Васильевич (Крикунов) так же отозвался. Так что же вы не говорите: а где наш Мирнов?
 
– А при чем тут вообще Мирнов? Мы же о СКА говорим.
– Ах, так... Давайте пройдем по позициям. Вы хотите негатив написать о Сушинском?
 
– Да нет, зачем? Хочется понять, что с ним.
– Сушинский работает и играет. Он в порядке. А то, что не берут в сборную… Я бы не хотел говорить об этом.
 
– Давайте поговорим о другом хоккеисте. В дозаявочную кампанию к вам пришел Андрей Николишин. Его игрой вы довольны?
– (Вздыхает.) Пока что хотелось бы видеть больше.
 
– Почему его пригласили в команду? Последнее время он не играл. Тренировался с ветеранами, занимался бизнесом. Чего вы ждали от него?
– У нас был дозаявочный период. А он мастер. Хм, значит, за ним вы следите, где он тренировался? Он говорил, что был в Северной Америке, где и поддерживал форму. Был в тренировочном лагере, по его словам. И когда мы его приглашали, то была пауза. Мы надеялись, что Андрей нам подойдет. И будет в нормальной форме.
 
– Еще одна знаковая фигура в СКА – Максим Соколов. Еще недавно он считался сильнейшим вратарем в стране, на него молились все болельщики сборной. Но сейчас происходит что-то странное. Нет стабильности. Что с ним?
– А что с ним? Кто на него молился, я не понимаю?
– Все. Он считался чуть ли не единственным голкипером в стране, одинаково сильно выступающим и за клуб и за сборную. А в этом году его даже во вторую команду переводили.
– Во вторую команду его переводил не я, а Борис Петрович.
 
– Но и при вас он играет не слишком уверенно.
– Не знаю, может быть, у человека есть какие-то причины. Но по работе, по самоотдаче к нему нет вопросов. Вы знаете, вратари – это вообще отдельная тема. Я их не всегда берусь обсуждать.
 
– Некоторое время назад Алексей Кознев едва не завершил карьеру. Но у вас он стабильно выходит в основном составе. Его работой довольны?
– Не знаю, собирался ли он уходить из хоккея. Но с моим приходом мы его взяли из второй команды. Выдернули в наш коллектив. И его результативность, посмотрите, неплохая. Он играет хорошо.
 
– Кого у вас ни возьмешь, все хорошо играют. А место в турнирной таблице низкое. Какие основные проблемы команды вам необходимо решить до плей-офф?
– Нам ничего решать не надо. Требуется просто побеждать. Должен появиться вкус к победам. А это не так просто. Да и потом, вы меня почему цепляете? Я что, должен говорить, что хоккеист играет плохо, если он забил за короткий промежуток восемь голов и отдал много передач?
 
– Не знаю…
– Просто у него так получилось, да? (Улыбается.)
 
– Восемь голов, много передач. А результаты-то где? Место же в итоге 13-е (по положению на пятницу – С.Ч.). Кого оно устраивает? Да никого.
– Вы меня извините, но где находился клуб, когда я туда пришел? На первом месте?
 
– Нет.
– Давайте так: я пришел в этот клуб, они шли на первом месте, а затем опустились на 13-е?
 
– Все было не так.
– Тогда извините. Не все так просто. Нельзя вот так быстро вывести на первое место. Я пришел в сложившийся коллектив, в работу которого нужно было внести коррективы. Что-то наиграть…
 
– Вам просто не хватает времени?
– Игры через день. А ведь можно было работать над одним, другим, третьим. Например, над реализацией большинства. И над обороной. Да над всем. Не хватает времени. А хотелось бы даже наиграть какие-то связки.
 
– Руководители СКА с вами говорят о будущем? Вы же сейчас поставлены в такую ситуацию, что не можете продемонстрировать своего мастерства. Трудно понять, что вы за тренер. Пока вы на должности спасателя.
– Я не работаю как спасатель. Просто я тружусь в клубе, который пригласил меня на работу. А никого спасать я не собираюсь. Понимаете? Это неправильная постановка вопроса.
 
– Но со стороны это выглядит именно так. Вас назначили – и сразу же заявили, что клуб теперь уж точно будет биться за место в первой восьмерке. Да и вы подтверждаете это.
– Задачу никто не снимал, и мы стараемся ее выполнять. Но вот насколько получается или нет, другой вопрос. Это же не манна небесная. С неба ничего не свалится, а мы сразу не начнем побеждать. Так не бывает в жизни. Кто-то там что-то говорит, что мы должны... всех… А что, наши соперники плохого уровня?
 
– Нет.
– Да вообще люди бьются за каждое очко в каждом матче. Сейчас у кого-то выиграть просто так никто не даст. Да еще и при таком графике.
 
– Так что все-таки о вашем будущем в клубе?
– Никто со мной про будущее не разговаривал.
 
– Странно. Получается, вы работаете в неподходящих условиях, а вас могут убрать в конце года, как не справившегося. И все будут говорить, что Леонов не справился в СКА. Нормальное начало тренерской карьеры.
– Пока у меня контракт до конца сезона. А там будет уже руководство решать, что делать дальше. Продлевать со мной договор или приглашать нового специалиста.
 
– Несправедливо ведь получится, если нет никаких гарантий.
– Никаких проблем в этой связи я не испытываю. Считаю, что работаю на сто процентов, и вижу положительные результаты своих действий. Да, есть хорошие матчи, а есть и неудачные. Я согласен. Но я же не готовил этот клуб к турниру, не формировал состав.
 
– А сильно бы поменяли состав, будь это в ваших силах?
– Во всяком случае, для конкуренции в команде нужно еще одно звено.
 
– Руководители СКА говорят, что сейчас в клубе снова начнется перестройка. В том плане, что не будет меняться по 15–20 хоккеистов, а состав будет отличаться стабильностью. Вы согласны с тем, что костяк у питерцев уже есть? И нужна лишь точечная селекция.
– Я всегда говорил и буду говорить, что если нужен какой-то результат, то нельзя в каждую дозаявку менять по 10 игроков. Это шарлатанство.
 
– Вы так делать не будете?
– Если мне предложат работать, то я, конечно, хорошую часть хоккеистов оставлю в клубе.
 
– После поражения от «Динамо» вы выглядели подавленным. Тяжело переживаете каждую неудачу команды?
– Я не знаю, есть ли такие люди, которых бы поражение радовало.
 
– Никто не говорит о радости. Но впереди другие матчи.
– Пока я так не умею переключаться. Все специалисты, встречавшиеся мне на пути – а среди них были Моисеев, Юрзинов, – относились к неудачам именно так. Для них это был нож в сердце. Я видел, как они переживали. Пока и у меня такие ощущения. Я еще не готов переключаться. Мол, сегодня проиграли, завтра победим. Или – сегодня уже три поражения, завтра все кончится. Каждый по-разному реагирует. У меня были такие учителя.
 
–Вы с командой собрание проводите после каждой неудачи? Или через тренировки стараетесь изменить ситуацию?
– Частых собраний у нас нет. Конечно, встречаемся, разговариваем. Как отдельно, так и вместе. Обсуждаем матчи. Что-то подтягиваем во время тренировок.
 
– Какое состояние внутри коллектива? Знаете ведь, что когда идут поражения, то сразу ищут крайнего, команда дробится на группы. Кто-то недоволен кем-то.
– У нас такого нет. Я стараюсь пресекать подобное. Для этого и встречаюсь с хоккеистами.
 
– Как вы думаете, игроки СКА хотят изменить ситуацию? Они устраивают встречи без тренера?
– (Улыбается.) Для того такие встречи и проводят, чтобы тренер не знал. Но по моей информации, собрания проходят.
 
Дата: 04.03.2007

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет