Третьяк знал об отказе Брызгалова неделю назад

Новости
16 февраля, воскресенье
+
Несколько дней назад, во вторник, любителей хоккея (и, как оказалось, руководство сборной России) ждал неприятный сюрприз: вратарь \"Финикс Койотc\" Илья Брызгалов сообщил, что вопреки своему первоначальному обещанию не сможет приехать на Чемпионат мира в Канаде. Причиной такого поворота событий стали неназванные, но архиважные, по словам Ильи, дела, настигшие его в Калифорнии и требующие личного присутствия россиянина в этом штате до конца мая.

На следующий день мой коллега, которому выпала нелегкая задача не только проинтервьюировать, но и проинформировать главного тренера сборной Вячеслава Быкова о решении Брызгалова, поделился со страниц газеты своим мнением. Оно сводилось к тому, что Илья разочаровал не только и не столько тем, что пренебрег чемпионатом ради личных дел, но прежде всего тем, что посчитал возможным не поставить об этом в известность Быкова до выхода нашего интервью в свет.
 
Развернувшееся читательское обсуждение подтвердило: у людей не укладывается в голове, как Брызгалов мог оставить руководство сборной в неведении.
 
И правильно, что не укладывается. Не мог он этого сделать. Как выяснилось, за несколько дней до публикации интервью в \"СЭ\" Брызгалов сообщил о своем решении человеку, с которым привык общаться по всем хоккейным вопросам. В котором небезосновательно видит олицетворение российского хоккея. Речь о президенте ФХР Владиславе Третьяке.
 
Тут я перед Ильей и читателями виноват. В разговоре, что состоялся после финального матча сезона в Анахайме, Брызгалов, объясняя причины своего отказа, телефонный разговор с Третьяком упомянул - уже при выключенном диктофоне. \"Но об этом не надо писать\", - запомнились сказанные им при этом слова. Подумалось, что Илья попросту хочет оградить своего кумира от неизбежной шумихи и расспросов.
 
Так или иначе, я решил не включать эту в приватном порядке полученную информацию в репортаж. Будь иначе, сейчас, наверное, было бы меньше обвинений Брызгалова в \"немужском\" (цитирую не статью коллеги, а последовавшее за ней обсуждение) поступке.
 
Как же случилось, что президент ФХР не поделился информацией о ЧП с главным тренером сборной? Об этом остается только догадываться. Возможно, не поверил услышанному. Отказался верить. До последнего надеялся переубедить своего воспитанника. А Быкова решил не расстраивать раньше времени.
 
Скажете, наивная теория? Слово \"расстраивать\" малоприменимо к мужской игре? И будете правы. Но это все, что я могу предложить на данный момент, ибо Брызгалов, когда автор этих строк до него дозвонился, гадать и обсуждать мотивы Третьяка не стал.
 
- Илья, как вам жилось последние два дня?
 
- Спасибо, хорошо, только очень много дел.
 
- Звонят из Москвы? Ругают? Уговаривают?
 
- Кто? Зачем?!
 
- Вячеслав Быков сказал, что о вашем решении не ехать в Канаду он узнал от \"СЭ\". На вас посыпались шишки не только за отказ, но в основном за то, что сами не поставили главного тренера в известность.
 
- Читать газеты у меня не было времени, был очень занят. Так что даже не в курсе того, что обо мне пишут. Передайте читателям и своим коллегам, что я звонил Третьяку за несколько дней до разговора с вами. Дайте вспомнить: с \"Далласом\" мы когда играли? Значит, в прошлую пятницу - считайте, неделю назад.
 
- И что вы Третьяку сказали?
 
- Сказал, что появились непредвиденные обстоятельства, из-за которых я никак не смогу уехать в мае из Калифорнии.
 
- Как Третьяк отреагировал?
 
- Был очень огорчен и рассержен. Говорил, что неправильно из-за личных дел пренебрегать сборной, спрашивал, не могут ли он и его коллеги помочь мне решить мои проблемы. Я ответил: \"Мои дела здесь, из Москвы их не решишь\". Пытался объяснить, что уговаривать меня бесполезно и что бывают вещи важнее чемпионата мира. Тут Владислав Александрович произнес: \"Спасибо за все\", - и положил трубку.
 
- Почему вы позвонили Третьяку, а не Быкову?
 
- Номера телефона Быкова у меня не было. Он мне его давал, но в тот момент под рукой его не оказалось.
 
- То есть вы рассчитывали, что Третьяк передаст информацию о вашем решении главному тренеру сборной?
 
- Я звонил главному человеку в российском хоккее. Что еще я должен был сделать? Я считал, что выполнил свой долг.
 
- Почему, как вы думаете, Третьяк не связался с Быковым?
 
- Понятия не имею.
 
- Может, надеялся вас уговорить?
 
- Не хочу строить никаких догадок.
 
- После нашего интервью Быков, Третьяк или кто-либо еще из штаба сборной или федерации вам звонил?
 
- Не знаю, у меня сегодня с утра было много неотвеченных звонков - такой сумасшедший выдался день. Может быть, звонили, но сообщений никто не оставил.
 
- Последний вопрос. Вы не передумали?
 
- Нет.
 
- Пожалуйста, держите нас в курсе, если в вашей ситуации что-то изменится. Может быть, увидимся на матче \"Анахайм\" - \"Даллас\" в четверг?
 
- Вряд ли, слишком много дел сейчас.
 
В качестве эпилога хочется, перефразируя советскую киноклассику, сказать: Брызгалов, конечно, виноват, товарищи судьи. Но он не виноват.
 
Виноват в непоследовательности. Возможно, в эгоизме. В чем угодно, но не в непорядочности, в которой его с праведным гневом обвиняют все последние дни.

Алексей Толкачев, \"Спорт-Экспресс\"
 


Главный тренер Вячеслав Быков: верю, что Брызгалов приедет!

- Есть ли новости в \"деле Брызгалова\"? Удалось ли вам пообщаться с вратарем \"Финикса\" после того интервью, что он дал \"СЭ\"?

- Могу повторить то, что говорил ранее. Во время своей поездки в Северную Америку я общался с нашим голкипером по телефону, и он сказал мне, что приедет в сборную. Я привык доверять личным беседам и тому, что мне говорят люди в приватных разговорах. А потому не вижу смысла сейчас муссировать эту тему. После того разговора я больше не общался с Брызгаловым и по-прежнему верю тому, что он мне сказал.
Дата: 11.04.2008

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет