Павел Езовских: Белоусов видел в игроках прежде всего людей

Новости
21 сентября, суббота
20 сентября, пятница
2
Главный тренер "Югры" – один из наименее известных и раскрученных главных тренеров КХЛ. Но Павел Павлович Езовских очень многое может рассказать – о хоккее на Севере, Уэйне Гретцки, Анатолии Тарасове и Валерии Белоусове.

– Вы опытный тренер, но в КХЛ – дебютант. Волновались перед первым сезоном?
– Конечно, волнение было. Все-таки дебютный сезон. Нужно было поработать и изнутри узнать, чем живет лига.

– И чем она живет?    
– Побеждают те, у кого стабильный состав и есть звено, которое реализует большинство. Какая бы физическая подготовка ни была, по большому счету решает мастерство. В принципе старт у "Югры" был неплохой, но в середине сезона подкосил напряженный график. За два месяца мы провели 29 игр, матч каждые два дня – больше всех в КХЛ. У топовых команд, у "Динамо", ЦСКА и СКА, были перерывы перед блоками, у нас – нет. Но не хочу сказать, что команда сдалась, были хорошие игры. Мало очков взяли на выезде – над этим надо будет поработать.
 
– Когда "Югра" неожиданно стала одним из лидеров чемпионата, сами не испугались?
– Вначале к нам относились как к аутсайдеру, где-то у соперника был недонастрой. 1:0, 2:1 – в одну шайбу выигрывали, выцарапывали победы на жилах, на характере, с помощью удачи. Да, была боязнь, выдержит ли команда. Когда надо выбраться из ямы, психология уже выходит на первый план. В какой-то момент появилась растерянность. Хорошо восстановились после перерыва на Евротур, но очень неровно сыграли вторую половину чемпионата после Нового года. Подвела игровая дисциплина.
 
– Переход Никиты Гусева в СКА стал решающим?
– Конечно, уход Гусева повлиял и сильно. Когда уходит лидер, возникает вопрос, кто займет его нишу? Попытались это сделать Игорь Бортников и Константин Панов. Молодой Павел Варфоломеев блеснул где-то, но не совсем справился. Ему нужно еще много работать. 

– С болью в сердце его отдавали?
– Всегда жалко отдавать хорошего игрока. Но парню светит сборная. С такими мастерами в СКА играть – прогрессировать в два раза быстрее. Видно, как Гусев раскрылся. Можно только просто порадоваться за него.
 
– Кажется, для некоторых игроков такие команды, как "Югра", перевалочный пункт. У вас не возникало такое ощущение?
– Время сейчас совсем другое, все хотят зарабатывать деньги. Два-три года поиграл, вырос, начал забивать – и все, не удержишь. Конечно, богатые стабильные клубы будут высматривать хоккеистов. Поэтому важна тренерская работа, надо искать молодых ребят, смотреть ВХЛ. Те клубы, которые ведут битву за восьмерку, являются поставщиками для топ-команд. Система сейчас работает так.

– Игорь Волков и Андрей Иванов, которые перестали играть, когда появились выгодные предложения, из этой же серии?
– Они уже взрослые хоккеисты, и если человек не хочет играть, что его держать? Уговаривать?

– Многие считают, что эксперимент по созданию команды без легионеров провалился. Вы не согласны?
– В прошлом году было пять легионеров, результат был не лучше. Дело не в легионерах, а в финансах, которые бы помогли создать пятерку лидеров. А с таким звеном можно забивать, реализовывать большинство, и молодые на их примере растут. Тогда можно и в восьмерку попадать и биться за первый раунд.

– Георгий Гелашвили был одним из сильнейших российских вратарей. Чего ему сейчас не хватает, чтобы вернуться на былой уровень?
– До этого он практически год пропустил. Мы надеялись на него, Георгий выдавал неплохие игры. Видимо, подвела его эмоциональность, где-то не хватило стабильности. Но нельзя винить одного вратаря, должна играть команда.

– Когда он драться на Максима Якуценю полез, не удивились?
– Нет, я его давно знаю. У него всегда были такие всплески эмоций.
 
– Сейчас много разговоров про ненужность "Югры". Вы как к ним относитесь?
– ХМАО – достаточно спортивный регион! Здесь хоккей любят! Ведь ХК "Югра" – не просто команда, играющая в хоккей – это большой социальный проект. Уверен, что со временем Ханты-Мансийск пополнит ряды "хоккейных" городов, как Омск и Челябинск. Для этого есть все предпосылки, у команды есть свои болельщики, есть народная любовь. Нельзя скидывать со счетов тот факт, что население у нас в городе около 100 000 и сравнивать "Югру" с другими клубами. У нас своя самобытная история, свой путь развития. Начала хорошо работать школа, выпускается достойный 1999 год рождения, в составе которого несколько игроков юниорской сборной России. Эти ребята пополнят ряды нашей "молодежки" и в дальнейшем команду мастеров. Понимаю, что надо развивать дальневосточный дивизион КХЛ, но и про российские клубы забывать не нужно.

– Ваш тренерский путь получился непростым. Долго шли для того, чтобы возглавить команду КХЛ?
– Цель такая была, но шансы с каждым годом таяли. Я застрял в МХЛ. Хотя начинал работать еще в Суперлиге в "Тракторе". Потом перешел на молодежный хоккей, когда еще фарм-клубы были. Дальше пришлось уехать на Север, где работаю уже 10-й год. На начальном этапе это был Белоярский. Глава городского муниципального образования был большой любитель этого вида спорта. В Ханты-Мансийск я приехал, когда там Шепелев работал. Два сезона "Югра" была без МХЛ, и меня пригласили, чтобы создать молодежную команду. Первый год работал старшим тренером в школе, параллельно собирал ребят. Создали "Мамонтов Югры", и четыре года я их возглавлял. Годы шли, шли… Сменилось руководство, и мне доверили клуб КХЛ. Ситуация сложилась очень сложная. Был поставлен вопрос: "Быть "Югре" или не быть". И все жители города однозначно высказались за команду. Конечно, на первый год хотелось бы лучшего результата. Но тренерский штаб получил хороший опыт. Изначально я исполнял обязанности директора, а это тяжелая ноша, нужно заниматься чем-то одним. Сейчас я руковожу только командой, а директором стал Василий Филипенко.
 
– Когда ехал в Белоярский, знали, где это находится?
– Нет. Не мог даже на карте в первое время найти. Далеко к Северному Ледовитому океану, от Тюмени еще 1000 километров. Там очень сложные погодные условия. Сообщение с другими городами либо паромное, либо по воздуху. Но я был готов работать хоть где. Главное – не терять тренерскую квалификацию.

– Своей карьерой игрока гордитесь?
– Если оглядываться назад, только если отдельными моментами. С молодежной сборной 1958-59 г.р. стали чемпионами мира. Для молодого парня это было значимое событие, отличный старт. А по взрослому хоккею… С годами уже анализируешь, чего и где не хватило. В каких-то моментах нужно было по-другому готовиться, другие требования к себе предъявлять, тогда был бы другой результат. Сейчас пытаешься так воспитывать молодых игроков – чтобы до них дошло.
 
– Молодежный чемпионат мира был очень сильным? За канадцев тогда играл Уэйн Гретцки.
– У сборной СССР был очень хороший состав – Фетисов, Макаров, Касатонов, Мыльников, Тыжных. Это был первый молодежный чемпионат мира в Канаде. Гретцки тогда только начинал, молодой пацан, но уже восходящая звезда. Мы приехали для адаптации на неделю раньше, провели с канадцами товарищескую игру, они выиграли 9:2. В прессе начали говорить: всё, канадцы – чемпионы. Но к нами приехали Анатолий Тарасов и Николай Озеров. Тарасов подошел к каждому игроку и сказал ободряющие слова. Мы вышли окрыленные, просто не могли проиграть. Психология очень много значит, человек порой сам не знает, что он может. Обыграли канадцев, а в финале – шведов.
 
– Вы могли остаться в Москве?
– В "Динамо" я выступал два года, стали серебряными призерами, чемпионами мира. Но там я мало играл, нужно было уходить. Борис Кулагин предлагал "Спартак", однако поехал все-таки в Челябинск. В итоге десять лет в "Тракторе" отыграл.
 
– В Челябинске все еще помнят вашу тройку с Вячеславом Быковым и Валерием Белоусовым.
– Сначала у нас была тройка Белоусов – Шумаков – Езовских, но после Нового года в команде появился Быков. Он был лучшим бомбардиром Первой лиги, у них было соревнование в команде с Борисом Молчановым, кто больше очков наберет. Геннадий Цыгуров решил: "Давайте парня возьмем. Небольшого роста, но живчик". Быков прогрессировал семимильными шагами. Парень с характером, задался целью – выполнил. Полгода-год, ЦСКА, сборная – обычный тогда путь для хоккеиста. Хотя и сейчас все так же – Никита Гусев тому пример.

– У Валерия Белоусова уже тогда чувствовались задатки тренера?
– Помню, мне было 12 лет, я болел за него, восхищался его игрой в "Тракторе". Валерий Белоусов был для меня как наставник, на 10 лет он старше. К нему все прислушивались. Уже был опытным хоккеистом, играющим тренером, заканчивал ВШТ в Москве. Сам готовился к тренерской карьере, не видел свою жизнь без хоккея. Когда я уже стал тренером, постоянно созванивались, встречались. Я приеду, он с собакой выйдет – погуляем. Поделюсь своими проблемами, Белоусов посоветует, как работать и что делать. Я всегда приветствовал то, что он видел в игроках прежде всего людей. Никогда не оскорблял, не унижал, не подавлял личность. Чем больше независимых людей, которые не боятся взять на себя ответственность, тем лучше команде. Если хоккеист играет плохо, не значит, что он плохой человек. Значит, тренер где-то не доработал.

– Вы ведь приглашали его в Ханты-Мансийск работать?
– Именно работать – нет. Я звал его в гости: "Валерий Константинович, приезжай в Ханты-Мансийск, пообщаемся". Он ответил: "Я бы с удовольствием приехал, посмотрел, но не могу". Буквально через несколько месяцев его не стало. В свое время он пытался пригласить меня в систему "Трактора" – возглавить "Челмет". Я согласился, был готов. Потом перезвонил: "Пашка, извини, не получается". Очень хотелось с ним поработать, пообщаться поближе. Жаль, что не удалось...
Дата: 16.04.2016

Возможно вас заинтересует

Комментарии 2

# 16.04.2016 19:51
Потрясающе.Просто скала.Ни скандалов,ни бросания бутылок.Просто Человек,делающий свое дело,со всей душой и гораздо лучше многих прочих.Соль земли.
# 17.04.2016 15:42
To: nataliam,
+100! Поддерживаю.