Вячеслав Анисин: конек торчал из моей головы

Новости
23 августа, пятница
22 августа, четверг
+
Известный хоккеист, член клуба "Легенды хоккея" Вячеслав Анисин в интервью AllHockey.Ru рассказал о самой тяжелой травме в своей жизни, упражнениях Тарасова и Тихонова и особенностях игры канадских профессионалов Суперсерии-72.

- Вам как-то пробило голову коньком, а вы сейчас выходите на лед играть в шапочке. Не боитесь?
- Может отлететь шайба, но я слежу. Я никогда в жизни не играл в современных шлемах. У меня всегда были легкие – "Йофа", красные. А эти мне сразу не понравились. Голова сдавливается. Визор, тот для меня вообще исключен. Мне кажется, с ним зрение можно испортить. Он только для детей нужен, чтобы они не боялись получить травму на льду.

Вот мы приехали в 1972 году на Суперсерию играть с профессионалами. А там вообще все были без шлемов. Приходил вратарь Жак Плант, он играл еще до нас, долгое время выходил на лед без маски, у него 146 шрамов, представляете! "Человек со шрамами", кажется, так его называли. Но я не говорю, что это хорошо. В шапочке играть просто уже привык. Алексей Гусаров, кстати, тоже на лед так выходит (улыбается).

А легких шлемов уже нет. Вернее, есть у нашего президента Александра Якушева "мыльница". Я у него как-то аккуратненько попросил, но Александр Сергеевич что-то не хочет его давать. Видно, оставил себе "Йофу" как память.

- Тот момент, когда шлем вас не спас, помните до сих пор?
- Это случилось на чемпионате мира в ФРГ в 1975 году. Висок разрезало, конек торчал из головы, кровь хлестала. Я трех шведов блокировал перед воротами. А в это время Мальцев гол забил.

- Матч для вас завершился в больнице?
- Да. Меня разрезало коньком вдоль, и врачи перевязали тоже вдоль – совсем не правильно. Всю рану раскрыли. Я был красный от крови. В госпиталь привезли прямо в форме, наложили 17 швов. Прочитал там за ночь "Анжелика и король", спать не мог. А на следующий день мне все пластырем залепили, и я пошел на тренировку.

- Быстро же вы. Блокировке вас на тренировках учили?
- Да. Это передавалось из поколения в поколение. И Тарасов иногда говорил: "Почему так бесхитростно играешь? Здесь можно сблокировать". Тогда за блокировку тоже давали две минуты. Нужно было просто проехать где-нибудь, "нечаянно". Еще помню, Фирсов, Рагулин и Харламов подсказывали, как принимать коньком шайбу, которая идет по борту, несмотря на нее. Чтобы делать это автоматически, приходилось долго отрабатывать это на тренировках, как жонглер.

Тарасов вообще проводил интересные занятия, потому что все его упражнения связаны непосредственно с хоккеем. И он много общался с ансамблем Моисеева. У нас даже одноименные упражнения были. Танцоры выпрыгивали в шпагате с баяном и улыбались. А мы – со штангой с блинами по 20 кг.

- Тоже выпрыгивали?
- Ну, как могли. Все упражнения были в динамике, все хоккейные. Поэтому у ребят из ЦСКА ни у кого не случалось операций на мениске. Только у Мишакова. Но он бы кривоногий. Возможно, особенность в этом. И плечи ни у кого не вылетали. Потому что мы очень много отжимались. Не просто дрыгались, а выполняли движения с амплитудой. Знаю, сейчас в Нефтехимике у Крикунова все порванные. Это потому что там винегрет: и кроссы, и атлетизм, и лед. Нельзя все в одну кучу мешать. Так замучить можно.

Все говорят: "Вот крикуновские баллоны". А мы ведь тоже таскали баллоны в свое время. Только – от газика. И у нас серии побольше были, чем сейчас. Моисеев говорил: "Сегодня техническая тренировка, шайбу можно не брать". Мы уже знали, что будет. Но, правда, никто не сажал по четыре человека на баллон. Какой в этом смысл? Хоккеисты, что, бурлаки, что ли?..

- Слышала, Моисеев тоже часто перегибал палку. Какое тренерское упражнение вам меньше всего нравилось?
- "Городок" у Тихонова. Это была чистая формальность. Отжимания — отдрыгались, прыжки отскакали, пульс 175. А толку от этого никакого нет. Но мы без проблем делали.

- А как же не любимые многими кроссы?
- Знаете, мы, когда росли, столько времени проводили во дворах, что у нас сердечно-сосудистая система естественно развивалась. Это сейчас все дети за компьютерами сидят. Я считаю, что, конечно, тренерам не надо упираться в эти кроссы, эфиопов мы все равно не обгоним. Самое трудное в хоккее - это развить стартовую скорость, если ее нет, и скоростно-силовую выносливость. Кроссами это серьезно не улучшишь. Надо заниматься развитием вестибулярного аппарата, координацией, динамикой, а бег на длинные дистанции давать на предсезонке два раза в неделю.

- Как, кстати, относитесь к тому, что следующий чемпионат КХЛ начнется уже в августе? Хоккеисты выйдут на предсезонку раньше обычного.
- Я считаю, что это правильно. Может быть, тренеры хоть займутся техникой ребят. Мы с Бодуновым на сборах брали два ведра шайб и бросали по 1000 раз в день, бросок отрабатывали. У нас все руки в мозолях были, кисти перевязанные. А сейчас у хоккеистов нет упражнений на технику. Меня это удивляет. Я как-то с Мишей занимался и там был еще один мальчик. Я взял четыре мячика для бэнди и попросил его сделать дриблинг. Как вы думаете, какой у парня был пульс?

- 80 ударов в минуту?
- Если бы! 210. А потом говорит: "У меня рука отсохла". Это все мышечные чувства. Так надо их тренировать.
Дата: 30.03.2015

Комментарии 0

Комментариев пока нет