Марк Винницкий: челябинский хоккей – очень живучий

Новости
21 сентября, суббота
20 сентября, пятница
6
Как выжить в самое тяжелое кризисное время? Ответы - в воспоминаниях легендарного директора "Трактора" Марка Винницкого.

Судьба "Трактора" никогда не была безоблачной. У команды были очень тяжелые времена, и мало кто знает, но всем известный челябинский клуб несколько раз находился на грани закрытия. Накануне "Трактор" праздновал свой 67-ый день рождения, а хоккеисты вышли на лед в ретро-форме сезона 1993/94. Не хватало только знаменитой рекламы фирмы "Братья Гримм". Начало 1990-х годов – одно из самых триумфальных времен в истории челябинского хоккея, однако, в то же время команда просто выживала и побеждала не благодаря, а вопреки. Об этом как никто другой знает Марк Винницкий, директор дворца спорта "Юность" (1996 – 2000), директор (1991-96) и заместитель директора "Трактора" (2010-13).

Первопроходцы в рекламе

– Для начала я хочу сказать, что не верю, что, как в 90-е годы, будет стоять вопрос о закрытии "Трактора". Власти не возьмут на себя такую смелость. Пока президент сейчас увлечен хоккеем и придает значение развитию спорта – они "Трактор" не бросят. Команда будет существовать, весь вопрос в уровне финансирования и честолюбии ответственных за нее людей. Хотя, насколько я осведомлен, у "Трактора" хорошие деньги для того, чтобы играть, только сказываются организационная неразбериха, смена руководства и неправильно поставленные кадровые акценты. Сейчас они разгребают эти Авгиевы конюшни. Но все потихоньку выветривается и команда выправляется. Главное сейчас – не забыть и не загубить школу.

"Трактор" был традиционно заводской командой. Но в 80-е годы ЧТЗ стало все труднее и труднее тащить команду. Во-первых, советская экономика начала давать сбои. Во-вторых, продукция завода уже не так пользовалась популярностью, да и авторитет обкома КПСС давил все меньше и меньше.

Мы тогда уже старались не быть нахлебниками у завода. Одними из первых в стране мы стали работать с рекламодателями. Первая реклама, которая появилась в 1988 году на майках "Трактора" – "Практик-центр НТТМ", была такая фирма. Если общий фонд премиальных на команду от завода в случае победы составлял две с половиной тысячи рублей, то "Практик-центр НТТМ" давал пять тысяч. Но мы договорились – половину распределяем как премию ребятам, а другую – на развитие материально-технической базы. Допустим, приезжали к нам ведущие клубы – "Динамо" Рига, "Сокол" Киев, московские команды – зимой в теплых комбинезонах и курточках. Это сегодня как само собой разумеющееся, а тогда нам говорили, что не положено. Начался чемпионат, пошли победы, накопили деньжат – и заказали такие же комбинезоны на всю команду и, что особенно важно, для всех тренеров школы.

Мы вышли на Бердск, казалось бы, далекий от Челябинска город, в поисках рекламных денег. У нас общий фонд зарплаты в 1988 году был 120 000 в год, а они нам за рекламу 56 000 перечислили. Вы представляете, только на одном рекламодателе мы отбили половину годового фонда зарплат. Спонсор – это хорошо, но все равно команде нужен хозяин. Сегодня спонсор есть, а завтра – его уже нет.

"Братья Гримм" в помощь

- В 1991 году ситуация все обострялась. И вот в конце года я пришел к генеральному директору ЧТЗ Николаю Ложченко. В руководстве тракторного завода не было ясного понимания и единодушия о дальнейшей судьбе "Трактора". Были несколько человек, которые считали, что хватит кормить "Трактор". На встречу Ложченко пригласил своих двух замов, от которых тоже зависела судьба "Трактора". Эти руководители заявили прямо, что их мнение – команду закрыть. Я сказал: "Чемпионат идет, как мы можем команду закрыть? Как это будет воспринято в хоккейном мире? Это скандал на всю Европу". Генеральный директор долго думал, а потом и говорит, обращаясь к замам: "Кто из вас возьмет на себя смелость объявить об этом публично? ". Оба промолчали. Судьба команды решалась – я сидел ни живой, ни мертвый. Потом Ложченко сказал: "Пока я здесь, команда будет". Все остается по-прежнему – будем финансировать". Я облегченно выдохнул, но когда мы вышли, один из замов говорит: "За деньгами все равно не приходи, я тебе ничего не дам". А финансирование шло через него. Тем не менее, крохи "Трактору" все-таки доставались.

Как раз в это предпраздничное время в одной из рекламных газет я нашел объявление, где фирма "Братья Гримм" поздравляла с наступающим Новым Годом своих клиентов. Тогда такое было новым и необычным. Я тут же нашел эту фирму, договорились встретиться, и мы сразу так легко обо всем договорились с Владимиром и Анатолием Гримм. Оказалось, что Владимир ранее работал на ЧТЗ слесарем, он проникся нашими проблемами, хотя не был в то время большим любителем хоккея.


Валерий Белоусов и скамейка запасных "Трактора" в сезоне 1992-93 гг.

"Братья Гримм" помогали нам весь 1992 год. Что делать дальше, я не знал. Журналист Александр Мельников, сейчас он известный политолог, написал: "Руководство завода не знает, что делать, а команда, как назло, играет все лучше и лучше". Мы остались один на один с проблемами. Нельзя сказать, что нам не помогали город и область – но все по чуть-чуть. А в то время набухали деньгами Магнитка и Тольятти. Генеральный директор как-то вскипел: "При мне про Тольятти ни слова!". Оно и понятно, ЧТЗ исторически был флагманом отечественного машиностроения, а тракторы тогда по сравнению с автомобилями не котировались.

Помогали деньгами, мукой, гречкой

- Спасибо президенту ФХР того времени, царствие ему небесное, Валентину Лукичу Сычу. Он очень хорошо к "Трактору" относился. Помню, я приехал в Москву на совещание, после пошли на игру в ЦСКА, он и спрашивает: "Почему такой грустный?" – "Да денег нет" – "Ну ладно, завтра приходи". Когда я прилетел в Челябинск через день, деньги уже пришли на счет.

Сыч не только деньгами помог – организовал звонок главы Олимпийского комитета Виталия Смирнова губернатору Челябинской области. А губернатор относился к команде так – умереть не дадим, но финансировать не будем. Тем не менее, они разговаривали 30 минут. Смирнов просил нашего губернатора обратить внимание на проблемы команды, но, как сказал мне Сыч, – итогами разговора Смирнов был разочарован... Правда, нам тогда купили автобус – деньгами сбрасывались город и область. Я специально ездил его в Турцию выбирать. Он до сих пор в школе еще ездит.

Ну а летом продолжили борьбу за существование команды – читали рекламные газеты и обзванивали фирмы. Многие не отказывали в помощи – пару мешков сахара, пресловутой сейчас гречки, муки. Кто-то дарил несколько коробок кофе, а однажды нам привезли целую машину воды – на июльском сборе после кроссов ребятам много пить надо было. Вот так вот и жили.

В день, бывало, по 14 организаций объезжали. Мы старались просить не только деньги, а привозили счета – телефоны оплатить, билеты, гостиницы. Кстати, это помогало – люди видели, куда конкретно идут деньги. Каждый день мы боролись за жизнь команды. Бились за то, что бы завтра у команды в раздевалке были кофе, минералка, питание, форма, в конце концов, а денег, чтобы самим купить, не было. Питание – это всегда было самое главное. В 1992 году у нас по 14 человек уезжали на сборы в Москву, в их числе тот же Гомоляко. Звонили с Новогорска, с базы сборной России и говорили: "Домой бы, на базу, поесть бы по-человечески".

Выжили. Челябинский хоккей он же очень живучий. Рядом жировали другие команды, позволяли себе колкости в наш адрес. Но у нас была очень дружная команда, я уже не говорю про высокое мастерство хоккеистов. Но мы всегда старались, чтобы в семье (команда "Трактор" это была семья) было не хуже, чем, как говорится, у людей. И ребята это видели, и, как мне кажется, ценили. Конечно, если та же "Магнитка" делала на рубль, то мы – на 20-30 копеек. Как это не смешно, мы вступили в войну против могущественного Рашникова, против тольяттинцев и долго держались на таком уровне.

В то же время город помогал квартирами. У нас был рекорд – за сезон 14 новоселий. Покойный Игорь Ефимович Дмитриев, удивительный был человек, говорил: "Ну ты даешь, Челяба!". Кстати говоря, Дмитриев мог в свое время стать тренером "Трактора" после Валерия Белоусова. У меня были с ним хорошие, очень добрые отношения, но он "Крылья" не бросил.

В 1993 году в октябре я организовал для команды поездку в Финляндию. Помню, я был в Москве, позвонил в Челябинск, мне говорят – автобусу не разрешают выезд за границу. У нас был еще "Икарус" старенький. Что делать, куда бросаться? До поездки буквально неделя. Мы всегда дружили с "Крыльями Советов". Поехал я в Сетунь, пока шел матч, рассказываю об этом администратору, покойному Александру Куликову, он говорит: "Только Ефимыч может решить". И надо же – "Крылья Советов" как назло проигрывают. Я после игры захожу к Дмитриеву – человек расстроен. Говорю, что срывается поездка в Финляндию. Представляете, сорвать ребятам поездку за границу? Тогда это был символ заботы о команде. Он говорит: "Позвони через четыре дня – у меня есть в финском посольстве знакомые". Он выручил – помог своему водителю сделать быстро визу и одолжил клубный автобус "Крылышек".


Гомоляко - капитан команды в 1993-м году. 
 
Есть "Мечел" и "Магнитка", зачем "Трактор"?

- 1994 год – один из самых переломных в истории "Трактора". Команда – бронзовый призер, "Магнитка" и "Мечел" набирали силы. И в не самый прекрасный день один из руководителей области мне прямо сказал: "У нас есть от Челябинской области две команды, которые занимают ступеньки в хоккейной иерархии - "Магнитка" повыше, "Мечел" пониже, а "Трактор" – ни туда и ни сюда. Вот зачем нам "Трактор"? Что ты все ходишь и просишь для команды? ". Я расстроился, потому что уровень этого человека был очень высок.

И пошли разговоры о закрытии команды. Но тогда принципиально к этому вопросу подошли три человека, которых нельзя не вспомнить. Первый – мэр города Вячеслав Тарасов. Его часто критикуют, у меня самого к нему много вопросов по "Трактору", но тем не менее… Он сказал: "Пока я работаю, "Трактор" будет жить". Второй человек – Федор Клюев, первый зам председателя Законодательного собрания, он тогда исполнял обязанности главы Федерации хоккея Челябинской области. И третий – патриот ЧТЗ, поклонник "Трактор" – Леонид Семенович Кудрявцев, работавший в то время в областной администрации. Они очень много сделали, чтобы этот вопрос снять с повестки дня.

Команда была в штате ЧТЗ, а завод практически прекратил свое финансирование. Собирали с миру по нитке. Я горжусь, что МЫ сделали это. Говорю не "я", а "мы" – сделали мы, все вместе. У нас была очень хорошая команда – Валерий Константинович Белоусов, Виктор Николаевич Мальцев, Анатолий Логинович Воробьев, который в "Тракторе" до сих пор работает.

Нам удалось выйти на организаторов Кубка Шпенглера, и "Трактор" в 1993 году в декабре второй раз в своей истории туда поехал. Приехал их представитель в Челябинск, я его провел по зданию школы "Трактор", он держался за голову, видя всю эту нищету. Швейцарцы – молодцы, они нам полностью оплачивали проезд туда и обратно, питание и размещение. Еще клюшек надарили и коньки каждому.

Запас живучести закончился

- Все меньше и меньше на нас обращали внимание. Так долго это не могло тянуться. Запас живучести все равно заканчивается когда-то. Хотя человеческие ресурсы у хоккея всегда есть – в школу надо вкладывать.

Почему команда начала в 1995 году расходиться? В 1992 году все парни как один подписали контракты на три года. Это нас в какой-то степени потом и подкосило. 4 января, в первый рабочий день 1995 года, пишу письма губернатору, мэру, председателю облспорткомитета, генеральному директору ЧТЗ, председателю Законодательного собрания, главе федерации хоккея, то есть в высшие эшелоны областной власти. Пишу: "Господа, имейте в виду, у нас 30 апреля заканчиваются контракты". И никто ведь не пошевелился! Ребята ждут предложения, а мы не знаем, что им дать. Помню, пришел к одному челябинскому бизнесмену и говорю: "Возьмите Варицкого на зарплату, он не хочет уходить". Тогда и деньги другие были – игроки меньше получали, чем нынче. Варицкий, вроде бы, просил три тысячи долларов. Как это часто случается, получил отказ. Увы, тогда отказов было много.


Варицкий в атаке в 1993-м году.

Помогите Николишину и Гомоляко!

- Когда я возвратился в 2010 году в "Трактор", один очень большой руководитель вдруг пригласил меня на беседу, сами знаете – они сейчас в хоккее больше всех понимают. Я ему сказал (терять-то мне что было?): "Нечего лезть в команду мастеров. Вот школа – помогайте ей". Да, это не всегда видно, но школа – это будущее Челябинска, спасение "Трактора" пока нет настоящего хозяина.

В те годы я увидел такой звездопад денег – за голову хватался. У меня же ведь психология нищего из 90-х годов. Я говорил: "Ребята, что вы делаете? Надо базу и многое другое создать". А они – гуляем! Нагулялись – а теперь расхлебываем это наследство. Сегодня губернатор деньги дает, а завтра – нет. По объективным причинам может не быть возможности отрывать от социалки денег. А в Челябинске всегда будут хоккеисты, готовые играть за "Трактор". Но нужно вкладывать в тренеров и образование, в семинары и обучение. Мы даже в те годы на все чемпионаты мира и Европы старались посылать тренеров школы.

Сейчас пришли Николишин и Гомоляко. Пользуясь случаем, я хочу призвать наших болельщиков к тому, чтобы набраться терпения и просто помочь им. Я работал с ними, особенно с Сергеем Гомоляко, и могу сказать, что это достойные и авторитетные люди, для них почти нет секретов в хоккее. Они ломали кости за "Трактор", знают, что такое победы. Они не привыкли и не хотят проигрывать. Но им нужно время – приходится расхлебывать наследство. Мы попадем в восьмерку, я в этом уверен, а дальше уже можно говорить: "Сергей Юрьевич и Андрей Васильевич, вы что-то неправильно делаете". Они сейчас как саперы. Я Сергею так и сказал: "Сережа, ты все делаешь правильно, не читай, что там пишут".

Почему у нас в 2011 году была сильная команда – потому что были деньги и суперавторитетный Белоусов. Больше никто, кроме него, формированием команды не занимался. Белоусов сам звонил хоккеистам, подбирал на свой вкус, уговаривал их приехать в Челябинск. Я уверен, что Николишин и Гомоляко тоже будут биться за свою команду. Что вы хотите, чтобы Гомоляко привез вам Малкина и Ничушкина вернул? У него денег таких нет. К Гомоляко и Николишину игроки пойдут, они авторитетные парни.

Конечно, немножко обидно, что в руководстве "Трактора" сейчас почти нет челябинцев. Но вот Вайсфельд с Емелиным в "Автомобилисте" работают, в Новосибирске – Фастовский и Скабелка, в Омске – Шалаев и Сумманен. Конечно, теряются традиции преемственности, но таково время.

Сейчас нет миллиардов, но команда может жить. Как сейчас говорят, нужна минимизация расходов. Нужно посмотреть, что с фарм-клубом делать. В идеале такая система необходима, но нужен ли "Челмет" именно в таком его состоянии? Нужен ли Челябинску ВХЛ? Там два человека заиграют за "Трактор" – и это будет хорошо. Магнитка и Омск разве глупее нас или беднее? Почему они не содержат свою команду из Высшей лиги? Вот в Златоусте дворец запускают: может быть, надо помочь, даже финансово, создать им команду – пусть она будет МХЛ. Командировать туда сильного тренера, и не по блату, не по знакомству.

Величкин - не враг "Трактору"

- И не демонизируйте Величкина! Я с Геннадием Ивановичем знаком более четверти века. Он любит свой магнитогорский "Металлург", свою работу и хоккей. Но у него проблем, особенно сейчас, море. Да, Рашников – щедр, но он же и спрашивает по-хозяйски. Там надо крутиться с утра и до вечера. Те, кто думают, что Величкин хозяйничает сейчас в "Тракторе", – это не так. Не верю, что Сеничев и Дубровский позволят кому-то руководить за их спиной, хотя бы потому, что это бьет по имиджу. Да, Сеничев – в душе магнитогорский, но ему поручили заниматься командой, и как чиновник он старается это поручение выполнять.

Помню на 50-летие Величкина, мы стояли с Рашниковым, и он интересовался, как дела в Челябинске – тогда как раз муссировалось объединение "Трактора" с "Мечелом". И Рашников сказал фразу, которую я запомнил: "Без "Трактора" не было бы и нас". Они не враги Челябинску. Они понимают свое финансовое могущество. Конечно, сильный "Трактор" им не нужен, но когда им строить козни? А богатым всегда завидуют. Тот же Сыч очень любил поговорку, хотя мне было обидно, – "в спорте любят богатых и сильных".

О челябинских воспитанниках

- То, что свои покидают команду – это всегда было, есть и будет. Миграция хоккеистов и сейчас происходит, люди ищут, где можно заработать, в конце концов, своего тренера. Когда в 2011 году у "Трактора" появились огромные деньжищи – кто к нам только не приехал – и Контиола, и Чистов, и Гарнетт, и Булис. Хорошо быть богатым, да? А вдруг завтра в Челябинске появится суперприбыльное производство и богатый суперболельщик? Будут деньги – и к нам поедут.

Играть своими воспитанниками – это популизм. Это от нищеты такие лозунги. В современных условиях такое невозможно. Да, ставка должна быть на своих (я за то, чтобы костяк был челябинский), но всегда нужно усиление. Играл Костицын, забивал – и ведь любили же его? А как любят Мишу Гарнетта?

Кстати, знаете, сколько тренеры в школе получают? Как-то мы с Виктором Перегудовым поехали в Магнитогорск, к Перегудову подходит местный тренер. После разговора с ним у Михалыча испортилось настроение. Спрашиваю: "Что случилось?" – "Да он мне понарассказывал, сколько получает". Кстати, Величкин ведь приглашал к себе Перегудова – не пошел. И в Тольятти его звали, даже ключи от нового автомобиля в руках уже держали. Школа Трактор" для него – это маленькая Родина.

Почему "Трактор" не смог стать чемпионом?

- В 1993 году мы были сами виноваты, в 1994-м уже чуть-чуть не хватило. Проиграли по чисто спортивным причинам. А что про судейство… Ну и было, ну и что? Что мы сейчас изменим? Валить на судей спустя 20 лет… Вышел человек на ворота – не забил, а они в ответку затолкали – дали им шанс. Был такой судья Александр Галиахматов, он любил говорить: "Хороший судья судит 50 на 50 плюс личные симпатии". А личные симпатии – это не только взятки. Судьям ведь сейчас очень хорошо платят, они держатся за свое место, тем более все игры сейчас можно увидеть записанными на телевидении. Да, есть подводные течения, но Магнитка, Тольятти, Казань и Уфа, не московские команды, чемпионами же становились. Надо быть по-настоящему сильными. Чего не хватило в финале Кубка Гагарина? Удачи! Забивайте – и мы чемпионы. Не забили, а "динамовцы" свои моменты реализовали. В конце концов, это всего лишь игра.

Я верю, что "Трактор" сохранится. Не думаю, что у кого-то есть гадкие мысли. То, что "Трактор" – фарм-клуб "Магнитки", – это все домыслы, не верьте. Но снова выйти на высокий уровень будет тяжело. Но пройдет время и все изменится. В свое время Воропаев, первый секретарь обкома партии, не любил хоккей. А в ЦК партии ему как-то говорят: "Что твой "Трактор" все проигрывает и проигрывает?". Человек не интересовался хоккеем, а приехал из Москвы взбешенный и всем разнос устроил. Может, и Дубровского кто-то по-хорошему заведет.

От любви до ненависти один шаг. Помню, в 1990-м году мы не попали в плей-офф и играли один из главных матчей с Электросталью. Должны были кровь из носа выиграть этот матч. Счет 1:1 и вдруг мы забиваем. Захожу в ложу, там сидит один из руководителей области Константинов, а он тогда распределял автомобили. Генеральный директор говорит: "Виталий Григорьевич, ну дай ты им пару машин, чтобы ребят подбодрить". Тот в ответ говорит: "Заходи ко мне завтра". И тут – ба-бах – последняя минута и нам забивают. "Больше ко мне вообще не приходи ни по каким вопросам! ", - говорит. А в конце игры Игорь Матушкин как даст в девятину – и мы выигрываем. Любит – не любит решалось буквально за минуту.

Выжить сможет только тот, кто этого захочет. Самая лучшая притча это когда лягушка попадает в молоко – бьется, бьется и благодаря этому выбирается. 
Дата: 08.01.2015

Возможно вас заинтересует

Комментарии 6

# 08.01.2015 14:58
Некролог должен быть коротким
# 08.01.2015 15:36
To: Чудак74,
кого то хоронил недавно ? спец по некрологам
# 08.01.2015 21:19
Почему-то противно это всё читать.
И причина не в Тракторе, а в самом устройстве хоккея в нашей стране.
# 08.01.2015 22:20
Интересно и очень познавательно. Спасибо автору. Надо бы,кстати, побольше писать об истории клубов КХЛ,начиная с конца 80-х- начала 90-х годов.
# 09.01.2015 01:25
Трактор...Челябинск...Кузница игроков мирового стандарта
# 09.01.2015 16:05
To: old stager,
Сие есть правда.))