Алексей Ивашкин: я был на том свете...

Новости
24 февраля, понедельник
23 февраля, воскресенье
+
Бывший вратарь ЦСКА и сборной России четыре с половиной года ведет борьбу со страшной болезнью - раком крови.

Когда-то это был самый перспективный  вратарь страны. В 1989 году он стал лучшим голкипером молодежного чемпионата мира, и \"Буффало\" предложило ему контракт на 300 тысяч долларов. А знаменитому форварду Александру Могильному, в то время уже олимпийскому чемпиону, тогда посулили договор только на 250 тысяч... Но Могильный уехал, а Ивашкин остался, не пожелав стать изгоем, не захотев отделять себя от семьи. Да и все у него на родине было - магическое имя ЦСКА, перспективы в сборной страны:
Нет, великим Алексей все же не стал, хотя приглашался в олимпийскую, во вторую, а иногда и в первую сборную страны. Но в хоккейном мире этого парня знали все - за удивительную общительность и человеколюбие, за веселый нрав и искрометные хохмы, которым в исполнении Ивашкина не было конца.

Четыре года назад Ивашкин закончил с хоккеем. Свалил вратаря тяжелый недуг - лейкемия, или, проще говоря, рак крови. Борьба с недугом проходила тяжело. Доходило даже до крайности - Ивашкин вслед за своим старшим другом и коллегой по ремеслу Евгением Белошейкиным, повесившимся в 1999 году, хотел покончить с жизнью.

Так что эту исповедь Алексея для читателей \"Ф+Х\" можно было бы называть \"Репортаж с петлей на шее\". Но, к счастью, борьба Леши за жизнь продолжается:

СЧАСТЛИВОЕ ЗНАКОМСТВО В БАРЕ \"РЕЗОНАНС\"

Мы встретились с Алексеем в баре Ледового дворца спорта ЦСКА перед полуфинальным матчем армейцев с \"Ак Барсом\". Точно такой же, веселый и непринужденный, он сидел передо мной каких-то восемь лет назад, здесь же, в ЦСКА, только в баре этажом ниже, почему-то закрытом уже как три или четыре года назад. Сейчас Алексей пил водичку, даже отказавшись от крепкого чая. Тогда он был в рассвете сил, блистал на хоккейных площадках, пусть уже и не в армейской форме. Алексей стал героем очерка, опубликованного в газете \"Советский спорт\". А назывался он весьма оригинально: \"Ивашкин: счастье нашел в баре\"...

- Я когда увидел ту статью, чуть не обомлел! - признает Ивашкин. - Думаю, вот это да! Мы ж так не договаривались! Обо мне и так нездоровая молва ходит, а тут опять, наверное, про мою вредную привычку вспомнили (усмехается). Но на сердце отлегло, когда вчитался, и понял, что под счастьем имелось ввиду знакомство с будущей женой.
 
Ну а кто же меня поддерживал в самые тяжелые минуты болезни? - вопрошает Алексей. - В первую очередь, конечно, она, моя Наталья, да сын с дочкой...
 
Познакомился я с Наташей, когда ей было только 17 лет, а мне - на два года больше. Было это в 1989 году в Зеленограде. Там жил голкипер футбольного ЦСКА Миша Еремин, его весь город знал. Царствие ему небесное... И вот мы, два молодых основных вратаря армейской команды, в свободное от игр и тренировок время решили расслабиться, отдохнуть в компании с друзьями.
 
- Дело было в баре \"Резонанс\", - продолжает Алексей. - Столики в любом заведении было тогда сложно заказать, ну а для нас такой проблемы не существовало. Как сейчас помню, только мы заказали по кружке моего любимого пива \"Хейнекен\", как в зал зашла компания молодых девушек. Мы быстро организовали столик и для них, пригласив в свою компанию. Симпатичная девушка, загорелая блондинка, приглянулась мне сразу. Оказалось, Наталья - биатлонистка, член юношеской сборной страны. Была весна, и она только-только приехала со сборов, стреляла где-то в предгорьях.
 
Мы прогулялись по городу. Я как настоящий кавалер ее проводил до дома. Телефон ее узнал позже, через знакомых... Ну а через два года мы поженились. Весь ЦСКА гулял на Арбате в ресторане \"Прага\".
 
Но прежде я буквально заставил ее бросить спорт. Получалось, что мы не виделись, оба постоянно были на сборах. И как-то раз я поехал вместе с ней в аэропорт \"Домодедово\", откуда она улетала на очередной этап подготовки. И прямо там объяснил все тренеру сборной, и забрал ее домой. Вместе с винтовкой и баулом мы и прикатили ко мне в Раменское. Там и сейчас живут мои родители. Отцу я так и сказал с иронией, указав на оружие: \"Будешь еще пить, прищелкнет\"...
 
Ну а Наташе еще год звонили и уговаривали вернуться в биатлон. Она была очень перспективная, упорная, трудяга. Тренировалась в команде, будучи моложе всех на два года. Из нее бы толк в спорте вышел. Наташа у меня до сих пор, несмотря на свои 35, каждое утро делает зарядку, а в хорошую погоду даже бегает.
 
ЗАЛОМИЛО СПИНУ, ОТНЯЛАСЬ НОГА

- Ну а вы с зарядкой, верно, завязали давно?

- Какой там! Я как просыпаюсь, сначала покурить (улыбается). Да и не до зарядки мне было четыре года...
 
- Расскажите, как обнаружился недуг.

-  Весной 2001 года я закончил играть в \"Витязе\". Из него, кстати, Борис Петрович Михайлов пригласил меня в сборную России на один из этапов Евротура (11 ноября 2000 года Ивашкин провел матч против Швеции - 0:2. - Прим. ред.).
 
Летом 2001-го я поехал тренироваться в Тверь к Сергею Борисову, возглавлявшему тогда ТХК. А перед началом сезона Владимир Голиков пригласил меня в пермский \"Молот\". В сентябре начался чемпионат, провел я за пермяков три матча, а денег все нет и нет. Сперва обещали шесть тысяч долларов в месяц, а заплатили три. Не терплю обмана. Словом, уехал.
 
Чуть позже пригласил меня в Новосибирск Владимир Голубович. \"Сибирь\" тогда ставила задачу выхода в суперлигу, и тренер в решающих матчах решил сделать ставку на меня. Но я слег. Заломило спину. Позвоночник так скрутило, не было сил стоять, не то что играть и тренироваться. Лечился. Но боль не отступала. Однажды пошел в туалет, как вдруг левую ногу перестал чувствовать. Взял такси, и поехал во дворец к доктору команды. Меня повезли в институт, сделали томографию. Вердикт медиков шокировал: \"Срочно на операцию! Завтра же!\" У меня обнаружили две межпозвоночные грыжи - 9 и 11 миллиметров, которые и защемили нерв.
 
Я сказал: \"Спасибо, но лучше я сделаю операцию в Москве\". Мне ответили в том же духе, мол, можешь и с трапа самолета не сойти. Я в медицине не разбираюсь, пришлось согласиться. Как оказалось, та операция едва не стала для меня трагической. Но точно стала роковой.
 
ПОТЕРЯ ПРОФЕССИИ

- Операция была платной, - вспоминает Ивашкин. - На нее из Москвы прилетела жена. Сказали - на следующий день пойдешь. Так, в общем-то и произошло. Но врачи, как оказалось позднее, ни мне, ни супруге ничего не сказали об остановке сердца. Целых 56 секунд оно у меня не работало. Почти минуту я был на том свете, но этого не знал. Ведь никаких белых коридоров, как кто-то рассказывает, я не видел. Так вот меня на скорую руку от греха подальше, видимо, и заштопали...
 
Провалялся я в больнице почти две недели, по шесть капельниц в день мне делали. Ну а в \"Сибири\" через 12 дней (!) меня решили поставить на лед. Тогда как после аппендицита люди по месяцу восстанавливаются. Ну, как же, срочно требовалось решать задачу руководства по возвращению в элиту. Мне-то не привыкать к трудностям, я надел форму и на лед. Но, чувствую, нога не держит. Подъехал к Голубовичу и рассказал всю правду. Он махнул рукой и говорит: \"Все, Ивашкин, ты больше не вратарь\":
 
Но потом я все равно еще играл, правда, во второй лиге за клинский \"Титан\".
 
ПРОПАВШИЕ 56 СЕКУНД

- Узнал я об остановке своего сердца совершенно случайно, - продолжает Алексей. - На каком-то симпозиуме нейрохирургов в Перми встретились двое. Один - врач, который в Москве должен был мне делать новую операцию, и тот, который меня оперировал в Новосибирске. Совершенно случайно они разговорились обо мне, и тот, новосибирский хирург, услышав фамилию Ивашкина, бросился отговаривать столичного коллегу от вмешательства в мою судьбу. Дело было уже на банкете, на третий день слета, все были, видимо, навеселе. И тут-то сибиряк и открыл московскому врачу страшную тайну о моей остановке сердца, добавив: \"На кой ляд он тебе нужен?\"
 
Первый хирург рассказал об этом случае моей знакомой докторше из Зеленограда. После ее полуночного звонка я не мог слова сказать. До трех утра не спал. Ну а потом нашел чисто русский способ все забыть - взял да и прикончил литрушку...
 
Так я \"сэкономил\" еще 6000 долларов, которые требовались для операции по чистке позвоночника в частной клинике. Но я не пожалел. Знающие люди рассказали мне, что после подобной \"чистки\" люди полгода ходят, а потом всю жизнь мучаются. Позвоночник потом просто осыпается. И операция так и не состоялась.
 
- Почему?
- Потому что мне сказали: коли нормально ходишь, так и ходи. Больше не рискуй. Да и после остановки сердца я сам стал бояться операций.
 
КАК ПРИШЛА ЛЕЙКЕМИЯ

- Как у вас обнаружили лейкемию?

- Узнал я о болезни случайно. Поехали мы с семьей отдыхать в Турцию. Там много времени проводили на солнышке. Ну а когда \"все включено\", надо же оправдывать путевку (смеется). Ну, раньше-то я позволял себе расслабляться, и мне все время хотелось еще и еще. А тут не хочется пить, и все тут. Я был в полном недоумении...
 
Вдруг заболела печень, потом почки, сердце. Каждое утро у меня появлялась маленькая температура - 37,2. На тренировках в Клину я себя тоже плохо чувствовал, а после занятий температура заметно повышалась, в среднем до 37,8. Порой меня всего просто шатало. Принял решение проверить себя, и врачи вынесли страшный вердикт - лейкемия. Было это в октябре 2002-го...
 
- Откуда же взялась эта напасть?

- Медики склоняются к тому, что во время новосибирской, наспех сделанной операции по удалению грыжи и могла произойти перемена в организме. Вот лейкемия тогда и появилась. Кстати, на следующее утро после той операции меня, еле живого, заставили подписать контракт. Мол, претензий не имею. У меня рука не поднималась, так какая-то сибирская врачиха взяла мою руку, вставила в нее ручку, и сама за меня расписалась. Ну а потом, когда лечение продолжалось, на запрос выписок о болезни, об анализах и вводимых медикаментах в Москву приходили лишь отписки. Хотя те врачи обязаны были прислать все выписки. Профессия у них такая - спасать жизнь человека.
 
- Четыре года вы боролись.

- Я был на грани жизни и смерти. Постоянные дорогостоящие капельницы, каждая ценой в 1300 евро. Уколы, от которых тошнило. И все равно приходилось отдавать по 50 тысяч рублей за пачку препаратов. В тот момент я отчетливо понял, где друзья, а где так, знакомые. От меня не отвернулись немногие. Спасибо моему хоккейному другу Игорю Бахмутову. Он стал ездить по командам, собирать для меня деньги. Сбережения ведь ушли как вода в песок.
 
ОТ ПЕТЛИ СПАСЛА ДОЧУРКА

- Честно говоря, жить не хотелось, - режут слух слова Ивашкина. - Думал даже выброситься с балкона 12-то этажа. Пробовал и повеситься. Вспоминал Женьку Белошейкина, с которым мы в ЦСКА дружили. Он на три года меня старше, а ушел из жизни в 33, надев петлю на шею. Видел его в последний раз на игре в Питере. Он подошел, попросил новую клюшку. Сказал, что не пьет полгода, что у него на завтра назначена игра за \"Ижорец\". Ну а потом я увидел, как он понес эту клюшку в хоккейный магазин. Там уже висели его шлем из \"Эдмонтона\", перчатки.
 
33 было и мне, когда узнал, что болен...
 
Остановила меня только дочка. Ну не мог я ее бросить. Она у меня гимнастикой занималась. Мама наша на работе, ведь Наташе приходилось тянуть всю нашу семью. Дочка, а ей было три-четыре года, приходила и говорила мне: \"Папа, вставай, вставай. Я одна на гимнастику идти боюсь\". У меня не было сил: Но я преодолевал себя и шел вместе с ней.
 
- Сейчас-то вам намного лучше?

- Лучше. Но хорошо я себя чувствую только четыре месяца. Лечение все равно продолжается. По-прежнему мне делают химиотерапию, будь она неладна. После нее хожу как на шарнирах, разговаривать ни с кем не хочется. Но я-то по своей натуре не могу без общения. Поэтому медики мне говорят: \"Не хорохорься. Больше отдыхай, и никуда не езди\". Но как я могу пропустить хоккей, к тому же, когда там столько знакомых, друзей?
 
- Вы верите, что удастся окончательно победить недуг?

- Что самое удивительное, в это же время в Москве в институте гематологии милолейкоз, как и у меня, обнаружили сразу у 15 человек. Всех их я назвал своей шайкой-лейкой. Двоим сделали операцию по пересадке костного мозга родственников, и все пока удачно. Еще двоим пересадили костный мозг доноров. У первого он не прижился, и он умер почти сразу. У второго отторжение началось через два года, и исход все равно тот же. Помимо них, в живых остались только двое. И врачи утверждают, что одной женщине осталось жить месяц, другому мужчине - неделю.
 
Вот и думайте сами, можно победить или нет. Я себя называю \"последний герой\". Ведь остался из моей шайки-лейки, по сути, я один.
 
АЛЕКСЕЙ ГОВОРИТ СПАСИБО

- Вот кто протянул мне руку помощи во время тяжелой болезни: Игорь Бахмутов, мой ангел-хранитель, ХК \"Витязь\", игроки ХК \"Химик\" (Московская область), администрация Московской области, организация ветеранов советского хоккея (руководитель Александр Третьяк), мои друзья из Зеленограда и Раменского.

Хоккейные болельщики, имена которых я не знаю, перечисляют на мой счет по 50, по 100 рублей. Но эти деньги мне дороже всех, ведь это - народная любовь, которая никогда не черствеет.

Алексей Ивашкин
 
ИСТОРИЯ О ТАФГАЕ ЮДИНЕ

- В свое время меня за любовь к байкам даже пригласили быть автором пятиминутной рубрики на одном спортивном телеканале в хоккейной передаче. Но я подумал, что пяти минут мне не хватит, и отказался.
 
Да и вообще я зарекся что-то рассказывать про других. Как-то в одной газете поведал историю о том, как наш тафгай Саша Юдин в детстве полез в чужой огород за яблоками. Спасаясь от собаки, которая, перепрыгнув через забор, даже поплыла вслед за ними по реке, Юдин поднырнул под нее, и утопил. В \"Нефтехимике\", где в то время играл Юдин, узнав об этом, стали звать его \"Муму\". Саша страшно обиделся.
 
\"Нефтехимик\" должен был приехать к нам в Подольск играть с моим \"Витязем\". Я боялся даже прийти на раскатку. Успокоил меня только тренер нижнекамцев Владимир Голубович, который рассказал, что Юдин не прилетел из-за травмы колена. Иначе уж и не знаю, как бы он выместил на мне всю свою злость:
 
ЦИТАТА

- Я хотел уйти из жизни. Думал, на небесах мне будет легче. Но, подумал, что с 12-го этажа лететь слишком долго. А повеситься - так детей испугаю. Но потом понял: собственноручно оставить сына и дочь без отца не имею права.
 
Уважаемые читатели, если вы хотите помочь Алексею Валерьевичу Ивашкину, то можете перевести деньги на его счет в Сбербанке России по указанным реквизитам:
 
БИК 044525225
ИНН 7707083893
Расчетный счет 30301810738000603815
Корреспондентский счет 30101810400000000225
Внутреннее структурное подразделение 7954/01301
Лицевой счет 42307.810.7.3815.0806020
Дата: 06.04.2007

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет