МегаФон представляет

Брылин: надеюсь, что КХЛ и дальше будет развиваться

Новости
14 декабря, суббота
13 декабря, пятница
3
Трехкратный обладатель Кубка Стэнли в составе "Нью-Джерси", экс-форвард ЦСКА, СКА и новокузнецкого "Металлурга" Сергей Брылин ответил на ваши вопросы.

 - Сергей, с высоты сегодняшнего дня скажите, чтобы вы сейчас сделали по другому, если бы начали свою хоккейную карьеру снова мальчишкой? На чем бы сделали акцент?
- Наверное, над всем работал бы еще больше, потому как предела совершенства нет - уделил бы больше внимания катанию, технике, владению шайбой и технике броска, а также своей физической форме. Но начал бы с катания.
 
- На Ваш взгляд, от какого нападающего в КХЛ исходит наибольшая опасность, когда он на льду? И кто из молодых российских игроков мог бы успешно заиграть в клубе НХЛ? У кого есть потенциал?
 - В КХЛ доминируют, по большей степени, трое - Ковальчук, Мозякин и Радулов. Выделил бы этих трех хоккеистов. По поводу молодых игроков сказать сложнее, потому как я в последнее время не очень слежу за играми КХЛ. Судя по прессе, прошлый сезон выдался отличным для Прохоркина. Два года назад я видел этого парня здесь, когда он играл за фарм-клуб "Лос-Анджелеса". Николай оставил неплохое впечатление.

- Что, по вашему мнению, самая сложная/трудная составляющая часть карьеры профессионального спортсмена.
- Самым тяжелым является то, что каждый день нужно преодолевать себя, заставлять рано вставать и ехать (идти) на тренировку. Сезон очень длинный и порой человек устает и морально, и физически. Знаю, что для многих такая рутинная каждодневная работа дается очень непросто. Но заставлять себя необходимо.

- В одном из интервью вы отметили, что любая из современных команд НХЛ и даже КХЛ, встреться она сейчас с любой из "золотых"/"легендарных" команд СССР/Канады 70-х и 80-х годов, выиграла бы столько встреч, сколько бы сыграла. Даже если бы они играли в современной экипировке. За счет чего? Что произошло, что превратило уникальные и легендарные суперталанты в среднестатистических игроков всего за несколько десятилетий.
- За последние 40 лет хоккей очень сильно изменился - стал быстрее, мощнее, вратари стали играть намного надежнее. Поэтому считаю, что нельзя сравнивать те команды 70-х и 80-х годов с нынешними. В то же время, ни в коем случае нельзя принижать заслуги тех великих игроков и тех великих команд, которые добивались успеха в те годы. Вообще невооруженным глазом видно, что игра очень сильно изменилась и выиграть стало намного сложнее на любом уровне.

- Сергей, вы в свое время не были звездой российского хоккея, но при этом сразу стали основным хоккеистом в НХЛ, а сейчас практически все молодые россияне не могут закрепиться в лучшей лиге мира. Что случилось с нашим хоккеем?
- Не думаю, что что-то случилось с нашим хоккеем. Он остался таким же, просто у всех людей разные цели. У меня была цель попасть и играть в НХЛ. Я не сразу стал игроком основного  состава, это заняло у меня несколько лет. Но мне очень повезло, что в первый год моей карьеры в НХЛ я выиграл Кубок Стэнли. Потом у меня наступил небольшой спад в игре, получил травму колена. Несколько лет заняло, чтобы вернуться на прежний уровень и заиграть уверенно, иметь постоянное место в составе команды. Удалось это сделать ближе к 24-25 годам. Многие ребята не ставят перед собой однозначной цели играть в НХЛ, и многим конкуренция, которая создает КХЛ, играет огромную роль в этом. На самом деле Лига сделала огромный шаг вперед и конкурирует в игровом и финансовом плане. И еще немаловажный факт, что ты играешь дома, в своей стране. Все тебе понятно и знакомо, и не нужно ехать никуда за океан.

- Сергей, очень многие юниоры в 17 лет уже уезжают в Канаду, возвращаясь при этом середнячками, может лучше пробиваться во взрослый хоккей в России?
- Все зависит от самого человека, ведь и в России бывает, что ребята в 17 лет подают надежды, но потом не становятся игроками высочайшего уровня и, в конечно итоге, пропадают в низших лигах. Поэтому я считаю, что здесь никакой закономерности нет. Зависит от того, насколько человек серьезно относится к своей работе. Насколько серьезны его планы и цели в хоккейной жизни. И уже второй фактор, наверное, то, к какому тренеру он попадает. Тренер все-таки играет большую роль в становлении молодого игрока. Если отвечать на вопрос - здесь свои плюсы и минусы. Уехать в Канаду, в чужую страну, с одной стороны многим становится тяжело и они возвращаются. Потом получается, что вместо того, чтобы спокойно играть в хоккей и развиваться, они переживали, что они далеко от дома, одни, может, даже без знаний языка. И отчасти поэтому у них ничего не получается. В России иногда молодые ребята просто останавливаются в росте. Если ты действительно игрок большого таланта и все тебе дается легко, то конкуренция в России все-таки меньше, чем в Северной Америке. И они перестают расти потому, что они не ставят перед собой более высоких целей.

- Какой из Кубков Стэнли для вас наиболее значим? И правда ли, что с каждым новым кубком эмоции и чувства притупляются?
- Все значимы, я бы не стал выделять какой-то из них. Много раз я рассказывал, что первый Кубок Стэнли в первый же год моей карьеры в НХЛ был каким-то не очень понятным для меня событием. Я не ожидал и даже не предполагал, что такое возможно. До конца не понимал, что со мной произошло. Потом после нескольких лет выступлений за океаном я понял, насколько тяжело даются победы в Кубке Стэнли.

В 2000-м году, когда мы выиграли, этот розыгрыш запомнился тем, что у нас была отличная команда, все ребята талантливые и хоккей, который мы показывали, всем очень нравился. Мы играли в зрелищный, красивый хоккей с большим количеством заброшенных шайб. Это была самая талантливая команда, где мне приходилось играть.

Последний, в 2003-м году, запомнится тем, что перед этим практически около года у меня ушло на восстановление после операции на колене. Потом как только начал вроде набирать форму в феврале 2003-го года сломал кисть руки и уже, честно говоря, думал, что сезон так и закончится. Но потом судьба мне подарила подарок за все мои мучения. Мы выиграли Кубок, а я поучаствовал в трех раундах плей-офф. Затем я привез Кубок Стэнли в Россию, показал семье, близким, друзьям и поделился этой радостью со всеми, кто знает меня, переживает за меня и поддерживает. То событие я считаю достаточно значимым в моей жизни.
 
- Сергей, расскажите, какая из побед в Кубке Стэнли стала для вас наиболее сложной и самой ценной и почему?
- Самая сложная была в 2000-м году, когда нам пришлось отыгрываться с 1:3 в полуфинале с "Филадельфией". Мы смогли переломить ход серии, которая складывалась очень неудачно и победить. Как я уже сказал, тогда у нас была очень талантливая команда, и хоккей в ее исполнении был феерическим. У нас все 4 звена были укомплектованы очень сильными игроками.

- Носите ли вы свои чемпионские перстни? Где храните?
- Редко, может 1-2 раза в году, на специальные мероприятия, праздники. А так, дома их не храню, они находятся в банковской ячейке. Вещь очень ценная, дорогая.

- Планируете стать тренером? Может быть детей тренировать?
- Я уже два года работаю тренером. Помогаю главному тренеру фарм-клуба "Нью-Джерси" в команде из города Олбани (штат Нью-Йорк). Играем в Американской Лиге. Когда есть время, помогаю тренеру команды, где занимается мой сын.

- Сергей,  а как вы в школе учились?
- В школе я учился неплохо. Восемь классов закончил без троек, в 9-10-м, конечно, уже больше сконцентрировался на хоккее, были сборы, поездки, игры на первенство Советского Союза. Школу приходилось пропускать. В аттестате у меня 2 тройки: по физике и, как будет не иронично, по английскому языку. Получилось так, что в 10-м классе приходилось пропускать английский, потому как он был в субботу. Сейчас думаю, что мои учителя были бы довольны моим английским языком, потому что за 20 лет, проведенных в Америке, я научился неплохо им владеть.

- Вы росли в 80-е годы. Если честно, будучи ребенком и подростком считали свою страну лучшей в мире?
- Конечно, когда росли, считали, что у нас самая лучшая страна. Я считаю, что мне повезло, ведь жил в те годы, когда произошли огромные изменения в жизни страны – Советский союз распался, стало больше свободы, больше информации о том, как живут люди в других странах, а то для нас раньше все это было загадочно. Когда начал ездить по другим странам - стал понимать, что люди живут как в другом мире. Но мне повезло, что я родился в Советском Союзе. Помню, как был пионером, как вступал в комсомол, все это, наверное, отложило отпечаток на моем характере и на том, каким я стал человеком. Понимаю и очень ценю то, что у меня сейчас есть.

- Вот хоккеист. Хороший хоккеист. Поигравший в лучшей лиге. Взявший кубки, игравший в сборной. Получавший отличную зарплату. Проходит время, он уже не может играть на высшем уровне. Возраст, травмы, конкуренция. Он уже понимает, что на прежнем уровне ему уже не заиграть. Вот собственно вопрос. Что заставляет его переходить в низшие лиги, играть в четвертых звеньях, получать мизерную, по сравнению с прошлыми контрактами зарплату - любовь к хоккею, хоть какие-нибудь деньги, нежелание признать, что "поезд ушел", желание доказать, что "я еще что-то могу" или что-то другое?
- Все мы любим хоккей, если этого нет - то нет смысла заниматься профессионально. В конце карьеры многие принимают разные решения – кто-то отправляется в низшие лиги, кому-то за радость играть в четвертых звеньях за меньшие деньги в надежде на то, что они смогут продолжить карьеру, продлить то удовольствие, которое ты получаешь от игры. Кто-то для поддержания формы едет играть в другую страну, где уровень хоккея ниже. Ситуации бывают разные.

- Поработав "там" и "тут", что думаете о будущем КХЛ?
- Надеюсь, что КХЛ и дальше будет развиваться, становиться с каждым годом все лучше и лучше. Понятное дело, что когда жизнь лиги зависит от денежных вливаний, она сама не зарабатывает, выжить непросто, особенно при нынешней экономической ситуации. Грядут тяжелые времена, знаю, что у многих клубов серьезные проблемы с финансированием, они не выдерживают конкуренции, но все равно верю, что Лига будет развиваться и приносить радость болельщикам России и за ее пределами.

- Сергей, считаете, что в 90-е годы в НХЛ был грязный хоккей? Или все-таки мужской, который нравился болельщикам.
- Да, конечно, хоккей был более мужской, более жесткий. Встречалась и "грязь". С другой стороны, в НХЛ было много харизматичных хоккеистов, на которых народ шел, кто любит агрессивный хоккей. Самое главное, чтобы эта жесткость не выходила за рамки приличия, не перерастала в откровенное хулиганство, драку, мордобой или избиение. С этим лига боролась. Думаю, что в каждой команде должно быть несколько человек, которые играют в такой агрессивный физически контактный хоккей.

- Когда приехали из России в 90-х в Америку испытали культурный шок? И в чем было основное различие?
- Наверное, больше не культурный шок, а то, что нужно было привыкать к новым обычаям, правилам, каким-то бытовым вещам, которые в России были не знакомы. Когда тебе 21 год и ты привык жить в команде по ее расписанию, много времени проводить на сборах – это одно. А тут вдруг ты оказываешься в незнакомой стране, где тебе дают полную свободу, никто не заставляет жить на сборах, ты живешь один дома, а после тренировки волен делать все, что хочешь. Были и бытовые вопросы, начиная от снятия квартиры до покупки продуктов, открытия банковских счетов, покупки машин, страховок и всего остального. Такие моменты, конечно, заняли немного времени, чтобы до конца понять, разобраться.

- С кем из игроков поддерживаете дружеские отношения? С кем чаще общаетесь – с североамериканцами или россиянами?
- Последнее время частенько перезваниваюсь с Витей Козловым. Когда был летом во Флориде, виделись с ним. Поддерживаю отношения с Сергеем Немчиновым. У меня есть друзья не только среди русских, к примеру, после сезона в мае виделись с Петей Чаянеком. Он прилетал из Чехии, с Робертом Эшем – с ними я играл во время локаута за питерский СКА. Также поддерживаю отношения с Дэвидом Немировским, с Рэем Жиру, с которым играл еще в "Нью-Джерси". Сейчас у всех своя жизнь, видимся не часто, но перезваниваемся, все равно мы поддерживаем хороший контакт.

- Сергей, если честно есть у российского хоккея потенциал, чтобы быть не хуже советского? Или это невозможно?
- Потенциал, конечно же, есть. Наша земля всегда была богата талантами. Но, говоря правду, за последние 15-20 лет мы немного отстали - хоккей в Северной Америке и Европе ушел вперед. Те наши победы на Олимпиадах и чемпионатах мира, возможно, даже сыграли с нами злую шутку, потому как знаю, что игру команды-чемпионов все изучают под микроскопом и пытаются ее адаптировать к себе. Мне кажется, что мы немного отстаем в плане игрового развития, игрового мышления, в основном, в плане психологии. А так, конечно, потенциал у российского хоккея очень хороший и очень большой. Талантливых ребят хватит еще на многие годы вперед.

- Расскажите немного о вашей семье. Какого будущего хотите для своих детей? Кто-то из них занимается спортом?
- У меня замечательная семья. С женой Еленой, как оказалось, мы ходили в один детский сад, учились в одной школе. Встречаться начали после школы, поженились достаточно рано еще до моего отъезда в НХЛ. У нас 3 замечательных ребенка. Все родились в Америке, ходят в американскую школу. Много времени уделяют занятиям спортом, получают от этого удовольствие. Старшей дочери Ане – 14 лет. Она уже лет 8-9 профессионально занимается теннисом, участвует в различных турнирах, уже достигла неплохих результатов за последние несколько лет. Надеюсь, что и дальше она будет продолжать также серьезно заниматься теннисом. Сыну Федору – 10 лет. Играет в хоккей за местную команду. Младшей дочке Марусе пока 4 года, недавно пошла в садик. Она хочет и в теннис играть, и на коньках кататься. Думаю, что, скорее всего, она будет играть в теннис. Конечно, я очень хочу, чтобы мои дети выросли хорошими людьми,ставили перед собой цели и шли к ним. В жизни нужно всегда к чему-то двигаться, чего-то достигать и к чему-то стремиться. Считаю, что в этом есть весь смысл человека.
 
- За всю историю выступлений наших соотечественников в НХЛ вы один из не многих, кто добился такого результата, но приехав на Родину, о вас мало, что было слышно. Вам не нравится публичность?
- Я никогда не стремился быть в центре внимания в газетах, радио или на телевидении. Если предлагают сделать интервью, как в этот раз - я не отказываюсь.

- В НХЛ вы провели 13 сезонов за один клуб. Что достаточно редко в наше время. Что способствовало тому, что вы не меняли место прописки в НХЛ?
- Были разные времена – и хорошие, и трудные. Мысли о том, чтобы уйти в другую команду были, но руководство давало понять, что оно во мне заинтересовано. Я очень рад, что оставался в "Нью-Джерси", мне посчастливилось быть частью команды, которая выиграла 3 Кубка Стэнли и имела хорошие результаты на таком долгом протяжении времени.
Дата: 26.10.2014

Возможно вас заинтересует

Комментарии 3

# 26.10.2014 17:34
Спасибо за вью.
# 26.10.2014 20:19
спасибо.
# 28.10.2014 13:59
рассказал все спокойно, без истерик и ненависти
спасибо