Превзойти Торонто

Новости
21 сентября, суббота
20 сентября, пятница
3
Осталось совсем недолго до того момента, когда в спортивно-развлекательном квартале "Парк Легенд" в Москве появится первый в стране Музей хоккея с Залом славы, который грозится перевернуть наше представление о спортивных проектах такого рода. Мы решили вспомнить историю самого известного хоккейного музея в мире – Зала славы в Торонто, и понять, к чему нужно стремиться нашим первопроходцам.

Два смысла

Понятие "Зал хоккейной славы" имеет двойное значение. С одной стороны, это символический клуб, куда включают величайших спортсменов разных эпох. С другой, это ещё и непосредственно здание или галерея в музее, где как в святилище хранятся самые значимые трофеи и мемориальные доски с именами хоккейных легенд.

За океаном разнообразные "холл оф фэймы" в обоих смыслах – явление настолько привычное, настолько устоявшееся, что вряд ли там представляют ситуацию, когда какой-то заслуженный человек, будь он бейсболистом, игроком в лакросс или даже рок-звездой, окажется без своего уголка в соответствующем Зале, без своей записи о свершениях.

В России же долгое время не было своего хоккейного Зала славы. В 2004 году российские функционеры пытались его создать, в первый год включив только самых-самых: всех чемпионов мира 1954 года, капитанов сборной СССР на победных ЧМ и ОИ, трёхкратных олимпиоников, а также десяток великих тренеров и нескольких функционеров и судей.

Компания получилась разнородная, без некоторых очевидных имён, но для дебюта более чем достойная. Но чтобы реализовать проект в полной мере, требовалось само здание Зала, и как только его нашли, идея возродилась в новом формате.

За дело взялись серьёзно, создав не только список величайших людей отечественного хоккея из 146 имён, но и начав превращение метафизического Зала в реальный, из металла и бетона.

В десяти минутах езды от центра столицы сейчас ведётся строительство целого спортивного квартала "Парк Легенд", в рамках которого возводятся современный ледовый дворец на три арены, комплекс водного спорта и Музей хоккея, сердцем которого и станет новый Зал славы.

По словам заместителя генерального директора "Парка Легенд" Владимира Мышкина, чтобы осуществить столь масштабный проект, пришлось собрать и проанализировать информацию о целой россыпи спортивный музеев и залов славы: музее футбола в Англии, музее ФИФА, музее американского футбола, но в первую очередь, разумеется, о Зале славы в Торонто.

Чтобы российский читатель понял, к какой потрясающей новинке ему следует быть готовым уже в ближайшее время, мы решили рассказать об истории энхаэловского Зала и его наполнении.

Мечта "отца хоккея"


Вообще-то называть Зал славы в Торонто "Залом славы НХЛ" не совсем корректно, хотя и удобно. Канадский музей, хоть и на самом деле зациклен на главной лиге мира, всё же не исчерпывается ею. Так, к примеру, в него включены Владислав Третьяк, Валерий Харламов и Анатолий Тарасов, несколько президентов ИИХФ, от Ахерна до Сабетцки, представители ВХА, некогда конкурировавшей с Национальной лигой. А уж задумывался он точно не как бесплатное приложение к НХЛ.

В первой половине XX века в Канаде жил совершенно замечательный человек Джеймс Томас Сазерленд, которого в Кингстоне до сих пор называют не иначе как "отец хоккея". Бравый военный, а по совместительству – хоккеист-любитель, обладавший большой фантазией и чрезвычайным энтузиазмом, сделал для ледового спорта ничуть не меньше, чем академик Королёв для космической отрасли нашей страны.

Сазерленд ввёл в правила позиций левого и правого защитников (до 1910-х годов расположение игроков в хоккее было совсем другим),создал Мемориальный кубок и впервые в истории озаботился созданием Зала хоккейной славы.

Преданный своему родному Кингстону, Джеймс Томас мечтал, чтобы именно этот город стал пристанищем для памятных хоккейных предметов и великих представителей ледового спорта. Он считал, что Кингстону, где в 1886 году состоялась игра между командами Королевского университета и Королевского военного колледжа, принадлежит безоговорочное право считаться малой родиной хоккея. И его мнение оказалось достаточно авторитетным, чтобы НХЛ и КАЛХ (Канадская ассоциация любительского хоккея, она же CAHA) сообща решили основать первый Зал именно там.

К тому моменту свои Залы славы имелись уже у бейсбола и гольфа, и хоккейные чиновники взяли их за образец. В апреле 1941 года о возможном открытии Зала впервые написали газеты, в ноябре экс-владелец "Монреаля" Лео Дандуран обсуждал эту идею с представителями НХЛ, а в сентябре 1943-го любители и профессионалы наконец-то достигли соглашения.

Первоначально Зал славы появился на бумаге, в виде некоммерческой благотворительной организации. Своего отдельного помещения он не имел, а первые почётные члены появились в нём только два года спустя.

Разворот в сторону Торонто

Создать осязаемое пристанище для хоккейных раритетов было куда сложнее. Недавно завершившаяся мировая война и Великая депрессия ещё давали о себе знать, а строительство даже небольших зданий было делом крайне дорогостоящим. Хоккейным организациям пришлось почти два десятилетия собирать деньги, чтобы в один прекрасный день наскрести несколько десятков тысяч долларов (большая сумма по тем временам) на постройку музейного здания.

Кое-какую лепту внесли непосредственно клубы лиги, игравшие по всему континенту, от Бостона до Торонто и от Нью-Йорка до Монреаля, чтобы отдать прибыль на нужды музея. В какой-то момент стало очевидно, что до начала большой стройки в Кингстоне остались считанные годы.

Но тут произошло непредвиденное – 30 сентября 1955 года в возрасте 84 лет скончался Сазерленд, не только автор проекта, но и человек, на авторитете которого держалась сама идея Зала славы в Кингстоне. И тут руководство НХЛ, не желавшее отдавать столь значимый музей городу, где даже нет энхаэловской команды, сделало ход конём.

Через три года после смерти Сазерленда, когда музей ещё не успел собрать достаточно средств для строительства здания в Кингстоне, президент НХЛ Кларенс Кэмпбелл (тот самый, в честь которого назван приз чемпиону Западной конференции) заявил, что этот город не подходит для его лиги. Как выяснилось, НХЛ втайне уже договорилась с Национальной выставкой Канады о строительстве нового здания Зала славы в Торонто.

Эти слова прозвучали громом среди ясного неба. Кингстонцы, разумеется, были разгневаны, но их мнения уже никто не спрашивал. В августе 1958 года, то есть всего через пару месяцев после заявления Кэмбелла, в канадском Зале спортивной славы открылся временный Зал хоккейной славы. Всего за полгода его экспозицию посетили более 350 тысяч человек, и НХЛ окончательно уверилась, что Зал там должен стать постоянным.

Территория выставочного комплекса была построена на деньги НХЛ в рекордные сроки – меньше чем за год. Первую постоянную экспозицию в 1961 году открыл сам премьер-министр Канады Джон Дифенбейкер, и в год открытия Зал славы посетило 750 тысяч человек, благо вплоть до 1980-го вход туда был бесплатным. Вот только мечта Джеймса Сазерленда, отца этого проекта, так и осталась неосуществлённой.

Кингстон всё же построил свой Зал славы в 1965 году и даже получил право называть его "международным" (представители Торонто пытались отсудить это название, но потерпели неудачу), однако членов в этот клуб с 1966 года больше не выбирали. Это стало бессмысленным, после того как Зал славы в Торонто включил в свои ряды всех членов эпохи Кингстона.

От статуй до 3-D кинотеатра

И всё же, при всей меркантильности решения НХЛ, некая историческая справедливость в создании Зала славы именно в Торонто была. Ну что такое, в конце концов, Кингстон? Городишко с населением в 120 тысяч человек, который известен своими известняковыми зданиями, университетом Квинс и музыкантом Брайаном Адамсом, но в экономическом плане не имеющим ни большого значения, ни перспектив. У нас бы такой назвали райцентром.

Торонто – совсем другое дело. Торонто – это 2,5 миллиона человек, из которых хоккеем не увлекаются только грудные дети, да и насчёт последних нельзя быть уверенным до конца. Торонто – это экономический двигатель Канады, стабильно входящий во все рейтинги самых благоустроенных городов мира и за сезон привлекающий больше туристов, чем Кингстон – за всю историю.

И с информационной, и с экономической, и со спортивной точек зрения музей нужно было строить именно здесь. К тому же сделали его на совесть, годами отбирая экспонат и постоянно совершенствуя дизайн.



Массивные статуи хоккеистов, как древние воины, защищающие вход. Постоянное подчёркивание связи прошлого и современного – от фигур вратарей без масок до ультрасовременных компьютерных технологий. Стена шайб с изображениями всех клубов, когда-либо игравших в Северной Америке. Персональные застеклённые уголки хоккеистов с их баннерами, атрибутами и подписью на стекле. Уголок коллекционера, где каждый может купить сувениры, фотографии, книги, диски, карточки хоккеистов, уменьшенные копии кубков и атрибутику.

А ещё зал "Монреаль Канадиенс", зал клубов-династий, индивидуальные и командные призы с полной историей, игровая зона для детей – с видеоиграми о хоккее, аттракционами, площадкой… И на закуску – современные кинотеатры: маленький, где крутят исторические матчи, и большой от ТСН с компьютеризированными 3-D фильмами.

Если есть место, где человека без всякого насилия можно заставить влюбиться в хоккей, то это именно Зал славы в Торонто.

Российский ответ

А теперь вернёмся к началу нашей статьи. Перебить канадское великолепие действительно сложно, но, судя по масштабности замысла и эскизам, Музей хоккея в "Парке Легенд" будет чем-то из ряда вон выходящим.



Здание в пять этажей с залами, посвящёнными истории, современности и величайшим игрокам СССР и России, с игровыми и мультимедийными зонами и, возможно, даже с копией Зала славы ИИХФ – это проект, сравнимый с энхаэловским "холлом" и уж точно превосходящий всё, что когда-либо было в российском спорте.

"Идея создания хоккейного музея давно витала в воздухе, - рассказывает Владимир Мышкин. - У нас великий хоккей, а наглядной памяти о нём практически не остаётся. Поэтому решение, что называется, назрело. Группа компаний "ТЭН" при активной поддержке ФХР взяла на себя основные функции по строительству, стала разрабатывать идею. Согласование заняло много времени: надо помнить, что мы создаём Музей на месте реконструируемой промышленной зоны ЗИЛ, в здании памятника архитектуры начала XX века".

Огромную роль в появлении музея в Москве сыграли клуб "Легенды хоккея СССР" и Федерация хоккея России. Сейчас именно "Легенды" при активной поддержке ФХР работают над сбором экспонатов.

"Мы уже собираемся, узнаём, у кого что сохранилось, - говорит Мышкин. - Раньше об этом не думали, но по паре вещей у каждого наверняка осталось. Будем работать и с семьями ушедших от нас игроков. Возможно, у них остались какие-то раритеты, архивные записи и всё в этом роде. Думаю, я и сам отдам музею какие-то вещи".

По словам великого вратаря, сейчас уже создана концепция, каким должен быть музей, как он будет пополняться, кто его будет обслуживать, как будет вестись работа с посетителями.

"Посещение начнётся с зала "Знакомство с хоккеем", - продолжает Владимир Семёнович. - Здесь будут находиться вступительная часть экспозиции и интерактивно-игровая зона, где посетители узнают о зарождении хоккея, и каждый сможет почувствовать себя в роли игрока любого амплуа.

Зал "История Хоккея" расскажет гостям о создании отечественных клубов, рекордах чемпионатов страны, достижениях сборной. Решено создать Зал хоккейной славы, где будут представлены люди, стоявшие у его истоков и приносившие славу нашему виду спорта.

При этом экспозиция будет живой, постоянно обновляющейся, нацеленной на развитие. Мы создадим в музее зону, посвящённую современным достижениям в хоккее, плюс ко всему там будут временные экспозиции, мастер-классы, автограф-сессии и семинары, чтобы каждое новое посещение становилось откровением для любителей хоккея.

А в кино-зоне музея покажут лучшие моменты из матчей разных исторических вех, интервью хоккеистов и тренеров, тематические фильмы".

Однако, утверждает заместитель гендира "Парка Легенд", музей не обойдётся и без традиционных экспонатов: "Мы хотим сделать Музей максимально современным, с новыми технологиями, интерактивными решениями, но о старых добрых шлемах, клюшках, шайбах, экипировке разных лет, об исторических документах мы, разумеется, не забудем".

По словам Мышкина, музей и Зал славы нужны нашей стране не только для того, чтобы сохранить грандиозное хоккейное наследие СССР и России, но и чтобы дать современному российскому хоккею толчок к развитию, чтобы новые поколения игроков вдохновлялись примером великих предшественников:

"Главное – понимать, что наш Музей – это в первую очередь не прошлое, а будущее нашего хоккея".
Дата: 20.10.2014

Комментарии 3

# 20.10.2014 21:46
Был в этом зале. Бесподобно. Действительно настоящий музей из которого не очень хочется уходить. Чтобы превзойти это зал, нужно как минимум лет 100. Я уже молчу про "престиж" нашей чашки Гагарина. Так что сравнений и быть не может.

P.S. статью даже не читал.

# 20.10.2014 21:48
Одной истории Советского хоккея явно будет недостаточно чтобы хотя бы приблизиться к ЗХС.
# 21.10.2014 17:59
To: Dinamo_Riga_Fan,
у Стасика иное мнение :)