Пестунов: Не думаю, что это преимущество, когда тренеры национальной сборной рядом

Новости
20 августа, вторник
19 августа, понедельник
+
Карьере Дмитрия Пестунова может позавидовать любой молодой хоккеист. К 22 годам он в составе "Металлурга" выиграл полный комплект медалей чемпионатов страны: становился чемпионом, серебряным и бронзовым призером. Побеждал в Кубке Шпенглера, выиграл золото молодежного ЧМ в Галифаксе. В новейшей истории КХЛ дважды подряд с "Динамо" брал Кубок Гагарина.

– Дмитрий, вы каждый год в Магнитогорске играете на турнире памяти Юрия Шпигало. Существует риск получить травму, но все равно участвуете. Почему?
– Думаю, это не очень рискованно. Турнир проходит без силовых приемов. Так сильно не утруждаюсь, играю в свое удовольствие. Турнир второй год подряд проводится. Хорошо, что ребята собираются – те, с кем раньше играл. Здорово всех увидеть, пообщаться.
 
– "Динамо" в этом году сезон завершило необычайно рано. Что было потом, после серии с "Локомотивом"?
– После последней игры нас распустили на десять дней. Потом снова собрали, и мы тренировались до 6 апреля, пока наш тренерский штаб не уехал работать в сборную России. Получается, еще дней десять тренировались в легком режиме. Как сборная собралась, всех распустили, дали каждому задание на лето. Так каждый год делается.

– "Локомотив" – первая команда, которая обыграла "Динамо" в плей-офф за последние три сезона. Что такого необычного преподнес соперник? К чему ваша команда оказалась не готова?
– Мы готовились, изначально понимая, что это серьезный соперник. В регулярном чемпионате с ним две встречи провели. Домашнюю проиграли, а в гостевой уступали 0:3, но отыгрались в третьем периоде. Понимали, что тяжело будет, но были они как-то злее нас, голоднее до победы. Побыстрее были, забивали в нужный момент, а мы, в свою очередь, в похожих случаях не забивали. Так-то в серии вели 3-2, то есть надо было всего лишь одну игру выиграть. Не получилось.

"С Кингом мне очень понравилось работать. Он всякие нюансы рассказывал"

– Вы с Дэйвом Кингом работали в "Металлурге", так что хорошо знаете этого тренера. Можно было узнать в игре "Локомотива" что-нибудь от его магнитогорского периода работы?

– Думаю, он что-то применял. Да и новое внедрил. Столько времени прошло с тех пор! Так мы и в "Металлурге" при нем пытались активно играть в меньшинстве. Думаю, что-то новое все равно было. Его нынешний "Локомотив" и та "Магнитка" – разные команды. "Металлург" был гораздо более опытным коллективом. А "Локомотив" по сравнению с "Магниткой" тех лет – более молодая команда. Вратарь у них здорово играл.

– Вы сами два года подряд играли в финале Кубка Гагарина, но в этот раз пришлось смотреть финальную серию со стороны. Можно сказать, что вы увидели какой-то новый хоккей, нетипичный для КХЛ последних лет?

– Заметил, что больше шайб забивали. И первая тройка "Металлурга", конечно, очень много забила. Не знаю, почему "Лев" не нашел способов прикрыть эту тройку. "Лев", с моей точки зрения, "подсаживался" по игре, а "Металлург" всегда работал. Может, я со стороны смотрел не очень внимательно, там уже отдыхать уехал. Последнюю игру финальной серии смотрел по Интернету.

– Много шайб в финальной серии – это следствие вратарских ошибок?

– Нет. И Кошечкин, и Веханен – вратари очень хорошего уровня. Просто, наверное, в обороне многое позволялось. Ошибались и те, и другие. Поэтому и счет рос то в одну сторону, то в другую. Интересно, в первую очередь, было болельщикам.

– Ваша карьера в профессиональном хоккее развивалась под руководством иностранных специалистов Сикоры и Кинга. И вы, в ту пору очень молодой человек прижились. Почему?
– Сикора первый сезон был хорош, я неплохо играл. А затем как-то не совсем сложилось. Наверное, из-за локаута. И в связи с этим задачи были поставлены высокие. Нас с Дмитрием Макаровым из команды отправили в разные города: его в Уфу, меня – в "Спартак". С Кингом мне очень понравилось работать. Он всякие нюансы рассказывал: куда клюшки разворачивать, как правильно тормозить, как быстрее возвращаться в оборону. В тот год мы с Равилем Гусмановым и Эдуардом Кудерметовым играли в четвертом звене, много забивали. Особенно мои партнеры. Хороший сезон был. И потом, когда второй сезон начался не очень хорошо для "Металлурга", Кинга сняли. Тренировочный процесс нравился что у Сикоры, что у Кинга. Необычное что-то. Ну, я еще и молодой был, мне все было интересно. Интересно развиваться.

– Федор Канарейкин сетовал на то, что, мол, некоторые эксперты считают, что он выиграл чемпионство в 2007-м на предсезонной подготовке Кинга. Когда Канарейкина назначили главным тренером "Металлурга", сильно ли изменились хоккей под его руководством и ситуация в коллективе?
– Там же тоже был такой период, когда уехали в НХЛ Малкин и Кайгородов. Много молодежи появилось: Истомин, Величкин. Все равно тяжелее было работать. Потом стала выправляться ситуация. Ян Марек пришел, Леха вернулся. Федор Леонидович тоже ведь опытный тренер, много где поработал. У него своя методика, свой подход к игре. Сейчас не могу вспомнить, что конкретно изменилось, но, думаю, изменилось. Команду принял отечественный тренер. В раздевалке общался на родном языке без переводчика. Конечно, его вклад в ту победу имеется.

– Тот чемпионский сезон был лучшим для вас в истории "Металлурга". Тем не менее в межсезонье вы покинули команду. Поступило заманчивое предложение со стороны?

– Ну, это внутри команды было. Федор Леонидович… Я еще и молодой был. Он не захотел, чтобы я оставался в команде.

– Насколько тогда было сложно перейти куда-то из "Магнитки"? Павел Здунов рассказывал, что ему это далось непросто. Местный воспитанник вдруг вынужден продолжать карьеру в другом городе.

– Было первый раз тяжело, когда отправили в "Спартак" во время локаута. Непонятно было, куда еду, зачем? Месяц был в Москве у "красно-белых", потом вернулся обратно. И когда ушел из "Металлурга" после окончания чемпионского сезона, позвонил Валерий Брагин. В "Спартаке" на тот момент строилась новая команда. И тогда у меня не было никаких проблем. Хотя сам по себе сезон выдался непростым: всё проигрывали, тренеры менялись. Но от смены команды грустно не было. Ребята постарше говорили: мол, жизнь такая, приходится переезжать, зато новые друзья появляются.

"Не думаю, что это мое преимущество, когда тренеры национальной сборной рядом"

– Хоккейная школа "Металлург" существует давно, но за ее историю было всего два чемпиона мира среди молодежи, напрямую представлявшие "Металлург" на МЧМ, – вы и Алексей Кайгородов. Вы оба принимали участие в том знаменитом финале в Галифаксе. Ощущения того финального поединка до сих пор не забыты? Помните тот момент?
– Да, помню. Даже есть дома запись этой игры. Нечасто, но пересматриваю, как впервые в жизни выходишь на игру с канадцами при переполненных трибунах. Как они болеют. Не знаю, как описать это состояние. Но праздник классный! Особенно когда ты выигрываешь. Я ничего не забил, но все равно чем-то помогал. Тем более ребята на два года старше были.
 
– Три молодежных чемпионата мира – и ни одного шанса выступить за национальную сборную хотя бы на этапе Евротура.
– Да.

– Удивительно. А Алексей Кагородов играл за сборную России на чемпионатах мира...
– Почему удивительно? Тренеры смотрят. Игрой доказывать нужно. Не дорос до уровня сборной России, до главной команды. Шансов даже не было. На сборы не приглашали.
 
– Многие из болельщиков перед чемпионатом мира в Минске полагали, что сборная России под руководством Знарка продемонстрирует прагматичный хоккей, каким в последние годы славилось московское "Динамо". Однако мы увидели красочную, комбинационную, яркую игру, и, по большому счету, были несколько удивлены. Вы сами не удивились тому, в какой хоккей играла сборная России на ЧМ в Минске?
– Я бы не сказал, что у "Динамо" хоккей более обороняющий. У сборной России он был более атакующий. Но "Динамо" играет в КХЛ, где много игр. Это не такой скоротечный турнир, как чемпионат мира. В КХЛ нам приходится проходить длинную дистанцию с разными соперниками. К ним готовишься. Я бы не сказал, что мы закрыто играем. Знаем, кто куда, друг за друга отрабатываем. Понятно, что тяжело нам было забивать, потому что все работают на команду. А сборной получалось забивать, и так же они в обороне отрабатывали, бились друг за друга. Физическая готовность была хорошей. Не случайно сборная собралась за месяц до старта, и готовил их динамовский тренер по физподготовке.

– Теперь у вас шансов больше оказаться в сборной России хотя бы на одном из этапов Евротура. Особенно при нынешнем дефиците центральных нападающих. Тренер национальной команды под боком, его помощники тоже. Как вы считаете?
– Зависит от того, как играть буду, как выступать. Шансы всегда есть. Не думаю, что это мое преимущество, когда тренеры национальной сборной рядом. Они нас всех хорошо знают. Из "Динамо" на ЧМ ни одного человека не было. У нас в команде кто лучше готов, тот и играет. Постоянного места нет ни у кого.

– В "Динамо" длинная скамейка.

– У нас много игроков и, как следствие, конкуренция. Так, думаю, будет и в сборной – неважно, из какой команды игрок. Кто будет лучше, тот и будет играть.

"Думаю, надо было съездить в тренировочный лагерь НХЛ"


– Директор СДЮСШОР "Металлург" Владимир Афонин сказал, что вы никогда бы не сыграли с Ягром, не будь вы центральным нападающим. Хорошие защитники и центрфорварды всегда были в дефиците.

– Я думаю, так и есть. Всегда об этом говорят, что центральных не хватает и защитников. Тогда с Ягром начали сезон не очень, произошла смена тренеров. И вот как раз меня попробовали поставить, сразу забили, и дальше продолжил с ним играть. Но при этом команда все равно плохо играла. Командный результат плохой был.

– С Ягром потом отношения поддерживали?
– Нет. Не перезванивались. Так, когда в команде были, он рассказывал много чего интересного. Вообще, Яромир профессионал, много тренируется. Приятно было играть в одной команде с ним. Так же, когда я в "Металлург" пришел, здесь были братья Корешковы, Валерий Карпов.

– Сейчас Ягр в "Нью-Джерси". А вы задрафтованы "Финиксом" под 80-м номером. В НХЛ не звали?

– Было как раз в тот период, когда уехали Малкин, Кайгородов. И меня приглашали в тренировочный лагерь "Финикса". Кинг вызывал, говорил, что отпускает меня. А руководство, напротив, отговаривало: "Куда ты поедешь, смотри какие там игроки с известными фамилиями!".

– А вы еще молодой…

– Да. Думаю, надо было съездить в тренировочный лагерь, посмотреть просто. Время уже прошло. А других шансов уехать за океан не было. Не поступало ни предложений, ничего другого. Вот тогда и был один шанс.

– Играете в "Динамо"скромно: 20 очков за сезон ни разу не набирали. Почему?

– В других командах за 20 очков всегда набирал. В "Динамо" что-то не получается. Не знаю, почему. И моменты есть. Будем дальше работать.

– Если взять ваши достижения до 21 года, то у вас на тот момент была целая корзина медалей, включая успехи в молодежной сборной, а также на клубном уровне. Из современной молодежи при таких ранних заслугах некоторые хоккеисты давно бы "забили" на профессиональный хоккей. А вы не только в него продолжаете играть на уровне КХЛ, но и выигрываете чемпионство. Как удалось себя мотивировать на дальнейшую трудоемкую работу?

– Хоккей – моя любимая работа. Просто нравится в эту игру играть. Сезон заканчивается, и ты начинаешь думать о том, что выиграл. После отпуска начинаются сборы, конкуренция, и каждый год приходится доказывать, чтобы быть в составе. Играть, а не сидеть на лавке. Потому что сидеть на лавке – не очень хорошее занятие. Когда в "Динамо" пришел – мы вылетели из плей-офф. На следующий год сборы прошел и потом очень долго сидел на лавке в "Динамо". Только в декабре начал играть, отыграл все оставшиеся матчи до плей-офф и весь плей-офф. Чемпионами стали первый раз. Вроде никогда не зазнавался.

– Я помню пресс-конференцию перед очередным сезоном во дворце им.С.Орджоникидзе, которая состоялась в 2003 году. И тогда одна из журналисток задала вам, 18-летнему парню, необычный вопрос: "Дмитрий, что вы будете делать после окончания карьеры?". Спустя десятилетие вы знаете ответ на этот вопрос?
– Не знаю, если честно. Не люблю загадывать. Как сложится завтра жизнь? Сегодня играешь, завтра – нет. Разные варианты есть, но сомневаешься. Даже про тот же бизнес.

– Почему у вас нет страничек в "Вконтакте", Фейсбуке, твиттере?

– Мне не нравится там сидеть. Никогда не регистрировался. "Айфон" приобрел только два года назад. Так, в Москве, когда пробки, посмотришь карты месторасположений. Но все равно движусь в этом направлении. Электронную почту завел. Но в социальных сетях в ближайшее время регистрироваться не буду.

– Считаете себя москвичом?

– Нет, не считаю. Но мне нравится жить в Москве. Красивый город. Живу недалеко от динамовского дворца. На игры и тренировки добираться близко.

– Денис Мосалев в Магнитке дом построил. А вы не собираетесь взять с него пример?
– Нет, не собираюсь. Ни здесь, ни в Московской области. Нет такого желания. Родные все здесь, в Магнитогорске: мама, сестра, племянница.

– Кстати, Денис привозил сюда два года назад Кубок Гагарина, выставлял его в СДЮСШОР "Металлург". А вас тогда в городе не было.
– Все верно. Я его взял лишь после второго чемпионства, а после первого не брал.

– И как вы распорядились своим законным днем с Кубком Гагарина?
– В Москве с друзьями. Они меня просили после первого года. Ответил, что брать не буду. Но после второго чемпионства деваться было некуда.

"У нас в Усть-Каменогорске все очень любили хоккей"

– Поговаривают, что однажды Николай Кулёмин, будучи еще совсем маленьким, пришел с мамой в гости к семье Исаковых. И впервые примерил там майку, шлем и взял в руки клюшку Константина Исакова – известного тогда защитника "Металлурга". Как было в вашем случае? От кого пошла любовь к хоккею?
– У нас в Усть-Каменогорске все очень любили хоккей, в том числе мой отец. Он меня и поставил на коньки еще на катке. И потом увидели объявление о наборе. Меня привели в ледовый дворец. Занимался с ребятами на год старше у Юрия Кривомазова. Это мой первый тренер.

– Он сам распределял ребят по амплуа?
– Да. И причем как-то сразу. Мне было четыре года, когда я пришел, а игры начались только с семи лет. Сразу поставил меня в центр. С тех пор на этой позиции играю.

– Как вы оказались именно в Магнитогорске? Ведь наверняка были варианты продолжить юношескую карьеру где-то еще?
– Ну, мы были в Усть-Каменогорске. Игроков группой звали в разные города, и мы решили: в Новосибирске поедем. Там была команда "Спартак". Мы пятеркой из "Устинки" играли за нее в финале первенства России. Нашему "Торпедо" нельзя было выступать в финалах первенства России, поэтому наша пятерка ездила играть за "Спартак". У этой команды и спонсоры были хорошие. Со временем приняли решение вместе с тренером и родителями, что три пятерки переезжают в Новосибирск.
 
У нас парень играл, его отец сына отвез в Тюмень. Мой отец к тому времени умер, и он мне предложил тоже съездить в Тюмень: "Если не понравится, то поедешь в Новосибирск". Я съездил в Тюмень, мне все понравилось, вернулся обратно, сказав маме, что поеду в Тюмень, а не в Новосибирск. Так в Тюмень уехали. Восемь человек. Там было две команды: "Газовик-1" и "Газовик-2" по 84-му году рождения. Год отыграл, лучшим бомбардиром стал, пробились в финал первенства страны.
 
После этого Александр Шахворостов, переехавший в Магнитку, пригласил меня сюда. Он меня помнил по Усть-Каменогорску, хотя тогда я лично его не знал. И мы четверо приехали сюда: вратарь Никита Захаренко и полевые игроки: я, Александр Строкатов и Александр Медведев. Они поиграли здесь в фарм-клубе. Вот так попал в Магнитку. По-моему, еще в Тольятти зазывали, когда Воробьев там был.

– За эти годы не поступало предложений от "Металлурга" вернуться в команду?
– Лично мне никто не звонил, и агент ничего не говорил. Точно могу сказать, что не было. Контракт с "Динамо" еще на год. Увидим, как дальше будет. 
Дата: 22.07.2014

Комментарии 0

Комментариев пока нет