Васюнов: нам еще есть чему учиться

Новости
24 февраля, понедельник
23 февраля, воскресенье
+
Прошел ровно месяц со дня последнего матча Суперсерии между молодежными командами России и Канады. Время, как известно, лечит. Эмоции улеглись, боль и обида притупились, предоставив возможность еще раз спокойно взглянуть на произошедшее.

Нападающий молодежной сборной России и ярославского "Локомотива" Александр Васюнов рассказал, что же происходило тогда с российской командой на ледовой площадке и за ее пределами.

- Александр, можете вспомнить, о чем Вы подумали, когда узнали о предстоящем участии в матчах Суперсерии?

- Подумал, что нам будет очень тяжело, и понимал, что придется серьезно готовиться. Одновременно, обрадовался, что будет возможность побывать в Канаде.

- Наверняка ведь пытались представить, какой будет результат?

- Допускал, что мы можем проиграть НЕКОТОРЫЕ матчи.

- О новом главном тренере сборной что-нибудь знали?

- Знал, что Немчинов играл у нас в "Локомотиве", но я его уже в команде не застал. Больше я о нем ничего сказать не мог. Но тренер есть тренер. Кого бы не поставили руководить, мое дело исполнять свою работу.

- Перед началом матчей, на сборах, пресса подняла вокруг команды большой ажиотаж. Эта "шумиха" как-то на Вас повлияла?


- Во всей этой суете я практически не участвовал. Сколько бы журналистов не бегало вокруг, они все пробегали мимо меня (улыбается). Я не дал ни одного интервью, так что на мне этот ажиотаж никак не отразился.

- Какие чувства испытывали перед первой игрой?

- Суперсерия началась очень смешно - в нашей раздевалке прорвало трубу. Сверху льет дождик, мы все смеемся, поэтому особо об игре в этот момент даже не думали. Старались себе не "накручивать", чтобы не перегореть. Каждый знал, что ему делать, все было спокойно и тихо. Никто не трясся. Мы были подготовлены, как мы думали:

- Какое впечатление оставил новый уфимский ледовый дворец?

- Конечно, возникали неприятные моменты, например, форма сырая была. Но, в целом, все нормально было, у нас арены и похуже есть.

- Начало первого матча было многообещающее...


- Когда мы провели первые два гола, видно было, что канадцы испугались. А потом они забили... В принципе, они сразу поймали свою игру, в отличие от нас. Нам, возможно, немного повезло сначала. Когда канадцы сравняли счет, их уже было не остановить. Конечно, 2:2 не критичный счет в хоккее, но они добавили, а мы не смогли.

- Это поражение сильно задело самолюбие?

- После первого поражения, конечно, было обидно. Мы же вели в счете 2:0! Но, мы думали, что обыграем канадцев в следующей игре. Никто не раскисал! Наоборот, говорили друг другу, что завтра мы их обыграем.

- Много говорят об "охоте" канадцев за лидерами нашей команды..

- "Охота" - это как-то неправильно... Никакой "охоты" не было. Эта игра - всем доставалось. В каждом матче кому-нибудь так же били в лицо, в голову. Это манера игры канадцев. Они не выбирали отдельного игрока, чтобы бить ему в голову - канадцы играли так во всех моментах.

- Говорят, в Омске команду очень тепло встретили?

- Да, в три часа ночи примерно сто человек встречали нас хлебом-солью. Было очень приятно. После Немчинов сказал нам: "А вот теперь попробуйте проиграть!"..

- После поражений Сергей Немчинов вряд ли был вами сильно доволен?

- Конечно, он злился на нас. Любого тренера можно понять, ведь он вкладывает душу в команду. Больше всего Сергей Львович был недоволен нами после первой игры в Омске.

- А между собой вы обсуждали матчи и их итоги?

- Мы раза три устраивали командные собрания. Сами, без тренера. Одно собрание в России, два в Канаде. Призывали друг друга "покопаться" в себе, попытаться исключить те ошибки, которые уже совершали. Мы не ругали друг друга, эмоции были только положительные, негатива и так хватало. И каждый новый матч Суперсерия начиналась для нас сначала, мы выходили на лед и играли по новой.

- А Сергей Львович о ваших командных собраниях знал?


- Думаю, что он знал только об одной нашей встрече. Первый раз мы собрались после первой игры в Омске. Думаю, что именно об этом сборе Сергей Львович догадывался, потому что после этого матча он сам предложил нам устроить командный сбор. Правда, мы уже и так решили собраться.
 
- После проигранной "всухую" домашней части Суперсерии пресса особой любовью команду не жаловала. Вы вообще следили за тем, что пишут об игре сборной?

- В России я не следил за публикациями в прессе, но когда приехал в Канаду, почитал. Запомнилось, как нас назвали "смешариками". Пресса вправе писать то, что она думает. Лично я стараюсь не обращать на это никакого внимания. Хотя, мы все понимали, что заслуживаем таких статей. На тот момент наша команда проиграла уже четыре матча, и другой реакции мы ожидать были не в праве.

- Как вас встретили в Канаде?


- Когда мы играли на первый матч в Виннипеге, первым делом бросились в глаза абсолютно "красные" трибуны! И один плакат "Россия, вперед!" за нашими воротами. Поверьте, когда 15000 человек кричат "Go, Kanada! Go!", кажется, что стадион развалится! Хотя, когда большинство зрителей "болеет" против тебя, даже приятно играть - хочется огорчить.

- Этот матч закончился с самым разгромным счетом...


- Это вообще была самая обидная игра. Канадцы устроили шоу и говорили, что будут издеваться над русскими. Мы пообещали друг другу, что не допустим этого, что будем сражаться! В итоге 1:8... Обидно, ведь они получили, что хотели, а мы не смогли им помешать.

- Когда стало понятно, что серию уже не выиграть и даже о ничьей думать не приходится, не появилось ли в команде фатализма? Мол, все уже проиграно, дальше играть незачем...

- Руки у нас не опустились, об этом говорит даже то, что мы сыграли одну игру вничью. И этим матчем мы показали, что можем играть на высоком уровне. Мы все в команде играли до последней минуты. Никто не думал собрать вещи и поехать домой. Я могу сказать, что от первой до восьмой игры каждый выкладывался по полной. Кто как смог, но каждый старался!

- А ведь могли эту игру и выиграть. Каким был этот матч?

- Игралось легко. Нам сразу начало везти - мы реализовали первое же большинство. Потом забили вторую шайбу, снова повели 2:0, как в самой первой игре. Появился шанс. Но, скажу честно, на третий период у нас уже сил не осталось. Канадцы выглядели посильней и давили побольше. А нам не хватило сил на последнюю атаку, мы практически играли в обороне. Но, главное, мы выстояли!

- Финальная сирена последнего, восьмого, матча. Игра закончилась. Суперсерия закончилась. Что происходило с Вами в этот момент?

- Осознание, что все закончилось, пришло к нам уже после финальной сирены. Не знаю, можно ли назвать то, что я почувствовал облегчением. Просто, сначала я уехал с "Локомотивом" в Швейцарию, потом были сборы в Новогорске - в общей сложности получилось, что меня месяц не было дома. И, когда все закончилось, я первым делом подумал о доме, о своих родных. Сейчас я бы с удовольствием еще раз сыграл Суперсерию.

- Практически никто не приехал встретить команду из Канады. Не обидно было?

- Я не думал о том, будет ли нас кто-нибудь встречать. Когда месяц не видишь родных и близких, потом 27 часов добираешься до дома, проходишь паспортный контроль и идешь с вещами на выход, уже ни на кого не обращаешь внимания. Все мои мысли в тот момент были только о Ярославле.

- И все-таки, какие чувства у Вас остались после Суперсерии?

- Честно? Стыдно. Когда приехал в Ярославль, не хотелось никому на глаза показываться. Ведь все ребята из клуба спрашивали: "Что ж вы не могли?!" Стыдно было! Ладно бы мы проиграли серию со счетом 5:3, а так получилось 0:7 на 1/2. Хотя мне очень понравилась канадская игра. Быстрая, скоростная! Могу сказать, что нам еще есть чему учиться.
 
Елена Руско
Дата: 09.10.2007

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет