Алексей Черепанов: 18-летний \"ястреб\" из Озерков

Новости
25 февраля, вторник
+
Заснеженная вечерняя Москва. 18-летнего паренька из омского «Авангарда» Алексея Черепанова, в свои-то годы перещелкавшего рекорды Овечкина, Малкина и Буре по количеству заброшенных шайб, от мороза согревает куртка, на спине которой сверкает дискотечно-софитовая надпись: JOЕ. Все бы ничего, но восходящая звезда хоккея – Черепанову прочат карьеру в НХЛ, он мечтает попасть в любимую команду «Колорадо Эвеланш» – на вопрос «Нравилось, как играл там Петер Форсберг?» выдает ответ: мне нравится, как играет Джо Сакик. Капитана «Колорадо» и его духовного лидера Джо Сакика величают не иначе, как «безмолвный Джо», благодаря его манере общаться с репортерами. Лучше делать, считает Сакик, чем говорить. Черепанов же, дающий, может, третье интервью в своей карьере, осторожничает. Мол, обжегся на журналистах, теперь тщательно фильтрует каждое свое слово.

На льду за Черепанова говорит его результативность. Голубоглазый паренек, пробившийся из барнаульского села Озерки в Омск и выходящий сегодня на лед в звене с Поповым и Курьяновым, – забивает и забивает… Со стороны кажется, что делает он это с предельной легкостью.

Ездит на тренировки на такси, на равных общается с чехом Павлом Росой и задается вопросом: ну как себя можно не любить? Звездой себя пока не считает. Хотя это – вопрос времени.
 
– Алексей, а кто для вас звезда? – задаю ему первый вопрос.
– У нас в команде звезд полно, но лучше, чем Ягр, я игрока пока не видел. А вообще звезд сколько угодно – Малкин, Овечкин, Кросби… Всех перечислять?

– А себя вы звездой считаете?
– Ну какая из меня звезда? Если бы в меня не поверил тренер Валерий Белоусов, не поставил в звено к Попову и Курьянову, благодаря которым я, собственно, сегодня и забиваю, то точно не сидел бы тут с вами, не беседовал, не поехал на чемпионат мира... Многое зависит от партнеров. Все, чего я достиг, – это только благодаря тем людям, которые в меня поверили. Я им говорю огромное спасибо, но и сам работаю над собой, не останавливаюсь на достигнутом.

– Курьянов и Попов не скрежетали зубами: выискался тут вундеркинд?..
– Такого и в помине не было. Как только я попал к ним в звено, поначалу дрейфил, ответственность давила. Но Антон и Саша только дружественно похлопали меня по плечу: давай, давай, парнишка, вперед! О таких опекунах можно только мечтать. Просто они профессионалы, сами через все это прошли.

– Костя Кольцов из Уфы рассказывал, что в «Питтсбурге» одному игроку для того, чтобы тот забивал, наливали пива…
– Мне еще рано расслабляться. Только напрягаться надо в моем возрасте.

– И в игре тянуть одеяло на себя, наверное, рановато?
– На льду мы все – одна команда. И если каждый будет играть на свои бонусы, кто в лес, кто по дрова, – результата не будет. В «Авангарде» ребята это четко понимают. К тому же у нас сложилась такая добрая атмосфера... Немудрено, что мы в лидерах.

– В чем, на ваш взгляд, секрет результативности любого нападающего? В частности, вашей?
– Все идет от тренировки. Если лупить от балды по воротам: «забил, не забил – неважно», толку не будет. Надо выкладываться по полной программе и на тренировке, и в игре – вот тогда придет результат.

– Льстит, что сегодня вас ставят в один ряд с...
– (Перебивает, догадываясь, о чем вопрос). Да, да.

– …С Овечкиным, Малкиным, Кросби?
– Да, эти люди заслуженные, на них надо равняться. У них есть талант. А вместе с тем, как мне кажется, так просто никому ничего не дается. Это постоянная работа над собой, желание, настойчивость, упертость, что ли. Не хочу себя нахваливать, но в моем возрасте ребята находят себе разные увлечения – тянет погулять, а я вместо этого бегал на тренировке, потому что четко для себя решил, что в 18 лет стыдно сидеть на шее у родителей. Я с детства гонял в футбол с отцом и старшими мужиками. Так что было с кого брать пример и к чему стремиться.

– Вы единственный сын в семье?
– Да.

– Так вас холили и лелеяли?
– Ага (улыбается). Холили. Бывало, и в угол на коврик ставили. Пока не извинюсь перед родителями за свои провинности, с колен не встану. Шустрым был: то в драку ввяжусь, то еще чего-нибудь натворю.

– Сейчас, наверное, вести дошли до самого Барнаула – сын Черепановых на коне?
– Ну конечно. На седьмом небе от счастья, что у меня, тьфу-тьфу, все складывается. Все их поздравляют, приветы передают.

– Может, их уже по Озеркам на «Мерседесе» возят?
– Кто их будет возить? (Смеется.)

– Руководство города, к примеру. Вы же, наверное, теперь местный герой?
– Пока не герой, только путь начинаю. Ну какой там «Мерседес», если расстояния в нашем селе измеряются метрами? К примеру, от нашего дома до бабушкиной избушки – сто метров.

– В детстве по чужим огородам не шастали?
– А зачем? У бабушки свое хозяйство: огород, свиньи, курочки, коровы.

– В «Авангарде» вас не принимали как парня из села?
– В команде у всех разные биографии. Просто – какая разница? Люди-то все одинаковые. Главное – чтобы человек был хороший, а остальное пустяки – хоть ты из колхоза, хоть из столицы. Для меня, например, дороже земли нет, чем село Озерки. И я не намерен скрывать своё происхождение. Я горжусь своими родителями. Отец у меня работает тренером, воспитывает детишек в разных видах спорта, мама – учитель географии. Да и сам я еще каким ударником в школе был (хохочет). До медали чуть-чуть недотянул.

– Гордитесь, что перещеголяли в ловкости и меткости своих сверстников? Чувствуете свое превосходство над ними?
– Только что играю в суперлиге, в Омске, а они там – на таком уровне. Но я отношения своего ни к кому не изменил и сам не менялся. С кем общался, с теми и продолжаю. Хотя пытаются внезапно появиться новые «друзья», но я этих приходящих быстро «пресекаю». Кто со мной с детства – вот те у меня в почете, уже проверены временем. Есть такая мудрая пословица: хочешь потерять друга, займи ему денег.

– Вы занимаете?
– Да-а (протяжно). Нечего еще занимать (смеется). И зарплата давно была.

– А на что потратили первую?
– Первую большую или маленькую?

– Большую!
– Так большой еще не было, а маленькую я положил себе на телефон (хохочет).

– Большие деньги – испытание для человека?
– Смотря для какого. Меня они точно не испортят, хотя я люблю жить красиво. Просто привык покупать то, что мне нравится. Я даже за модой не гонюсь, чтобы как-то выделиться из толпы. Нравится вещь – беру.

– Вы самолюбивый?
– Да. Ну как себя можно не любить? Мне кажется, любой человек себя любит.

– А если вас какой-нибудь верзила толкнет в метро?
– Придется тогда щелкануть ему разок (смеется). В Омске нет метро. Так что толкать негде.

– На чем же люди передвигаются?
– Ну, это ж не Москва. Есть такой вид транспорта, как автобус, троллейбус, трамвай.
– А вы – до катка?
– Я? На такси.

– «Наши люди на такси в булочную не ездят», – говорила Мордюкова в «Бриллиантовой руке»…
– Наши ездят! 80 рублей до катка и 80 обратно. Номер набираю один и тот же, а вот таксисты все время разные.

– Можно ведь приобрести личное авто?
– Можно, но пока нет желания. К тому же в моем возрасте иногда полезно ходить пешком.

– Голова не кружится от радужных перспектив?
– Уже привык ко всему. Тут перспектива какая? Идти дальше, работать – использовать свой шанс. Я не знаю, что будет впереди, посмотрим – в жизни не бывает все гладко, – но если судьба так ко мне поворачивается, то я был бы дураком, если б не использовал ее в полной мере.

– Вы заносчивый?
– Что значит «заносчивый»? Я сам из деревни, все с самого начала прошел и так воспитан, что та же звездная болезнь мне не грозит. Да, у меня есть характер. Многие говорят, что сложный. Вот вам со мной сложно разговаривать?

– Не сложно, но чувство недоверия проскальзывает…
– У меня тоже есть недоверие к журналистам. Сейчас говорю, что надо, а не то, что в голову взбредет. Я не буду называть имя и фамилию корреспондента, но я на время даже завязал в общении с журналистами. Наворотил с три короба, что неудобно было перед ребятами. Идиотское положение, оправдываюсь: мол, не думал, что так бывает. А мне сказали: и не так еще бывает. Ну всё, теперь буду осторожен.

– То есть сейчас вы не наивный и недоверчивый. Осторожный?
– Я могу быть открытым, даже говорить людям правду в глаза, но без микрофона. Может, я вас вижу в первый и последний раз. Вы можете спросить, что вам нужно, и выставить меня в серо-буро-малиновом свете.

– Вы такой умный не по годам, диву даюсь.
– А то! Учусь все-таки на первом курсе академии физкультуры. Хотя, честно, так устаешь от тренировок, что на учебу глаза смотреть не могут. Не скрою, учителя делают мне поблажки. Спортсмен, как-никак, а не кандидат наук.

– А вот по хозяйству вы можете что-нибудь сделать? Шайбу забить – понятно, а вот гвоздь? Или лампочку ввинтить?
– А кто не может, покажите мне того? Без рук, без ног разве что? Там одно отверстие, некуда больше крутить.

– А помните, как забили первую шайбу?
– О! Тогда я был самый счастливый человек на земле. Кажется, мне звонили со всех уголков земли, а на душе такое творилось! Этого ощущения не забыть никогда, так же, как того, когда я в первый раз – в три года – встал на коньки. У меня даже до сих пор фотография хранится.

– По ночам спите спокойно?
– Ну, кошмары уж точно не снятся. Когда все в порядке, то и спишь спокойно, а так только мысли разные лезут в голову.

– Например, как быстрее пробиться в НХЛ?
– Об этом надо не думать, а стремиться к этому.

– А если в Омске вам предложат контракт больший, чем там?
– Надо подумать.
Дата: 20.02.2007

Возможно вас заинтересует

Комментарии 0

Комментариев пока нет