Как бастовали русские

2 декабря 2008, вторник 12:19
Ситуация, в которой оказался нападающий "Ак Барса" Сергей Зиновьев, конфликтующий с руководством клуба и не желающий выходить на лёд при имеющихся обстоятельствах, в определённой степени уникальна…

Если проследить аналогии во всём мировом хоккее, то более-менее схожей забастовкой отметился только Алексей Яшин, будучи форвардом "Оттавы" в конце 90-х годов. Правда, там у хоккеиста для невыхода на площадку были, в большинстве случаев, финансовые причины, в то время как у Зиновьева резоны игровые.

А вот без действующего контракта забастовки случались куда более любопытные. И хотя вся соль в этих протестах тоже была заключена в несогласии с условиями нового договора, определённые аналогии с ситуацией "Зиновьев" - "Ак Барс" провести не так уж трудно.

Сергей Фёдоров, "Детройт", 1998: 38 миллионов как 100 рублей


Сергей Фёдоров в Нагано

К началу сезона 1997/98 Фёдоров достиг статуса суперзвезды НХЛ. Выиграл свой первый Кубок Стэнли (1997), завоевал "Харт Трофи" (MVP сезона, 1994), "Лестера Пирсона" (лучший хоккеист по мнению профсоюза игроков, 1994), дважды становился обладателем "Селке" (форварду оборонительного плана, 1992, 1994), трижды сыграл в Матчах всех звёзд - словом, был человеком, которого не нужно лишний раз представлять.

И вот, летом 1997 года, действующий контракт Фёдорова подошел к концу - россиянин стал ограниченно свободным агентом. Про потолок зарплат в НХЛ тогда никто и не заикался: гонка контрактов как раз находилась в самом разгаре. Само собой, что толстосумы вроде "Рейнджеров" или "Торонто" были бы рады появлению у себя такой звезды, и за ценой не постояли бы, поэтому переговорный процесс с "Детройтом" был очень напряжённым - россиянин требовал четырёхлетний контракт на 6 миллионов за сезон, клуб же предлагал на миллион меньше.

Регулярный чемпионат 97/98 "Ред Уингс" начал без Фёдорова, который требовал значительного увеличения суммы контракта. Стороны никак не хотели идти на сближение: Фёдоров, находясь в состоянии неопределённости с клубом, даже принял участие в Олимпиаде в Нагано, заменив травмированного Алексея Ковалёва, и завоевал серебро.

"Я готов пробастовать весь сезон. В 70-х годах Кен Драйден пропустил целый год, требуя достойную зарплату, и в итоге выиграл. Деньги имеют значение только после того, как ты уходишь со льда, в самой игре они абсолютно не важны. Я играл в хоккей за 100 рублей, да. Правда, это была большая сумма", - говорил тогда 28-летний Фёдоров.

В конце февраля Сергею делает предложение "Каролина", которое тот подписывает: 38 миллионов долларов на 5 лет плюс индивидуальные бонусы. "Детройту", чтобы сохранить Фёдорова, необходимо было повторить эти условия, и "Красные крылья" пошли на это. В итоге, россиянин получил подписной бонус в 14 миллионов долларов,  2 миллиона - за 21 оставшийся матч "регулярки", и еще 12 миллионов - бонус за попадание команды в финал Кубка Стэнли. Суммарно, Фёдоров получил 28 миллионов долларов за 43 матча - это рекордная сумма, когда-либо выплаченная в НХЛ, но жалеть о ней боссам "Ред Уингс" вряд ли пришлось, ведь весной 1998-го  клуб из города моторов снова стал обладателем Чаши.

Отношения с болельщиками столь долгая забастовка и столь крупная сумма договора несколько испортила, и к Сергею начали относится прохладнее, а сразу после его возвращения трибуны "Джо Луис Арены" неизменно устраивали обструкцию. Для некоторого наведения былых мостов, Фёдоров всю свою зарплату за сезон 98/99 (2 миллиона) отправил в специальный благотворительный фонд.


Фёдоров обьявляет об открытии своего фонда

В 2003-м контрактные споры "Детройта" и Фёдорова возобновились снова, и здесь всё закончилось уже не так, как захотел игрок. Сергей отклонил два предложения "Детройта" (50 миллионов за 5 лет и 40 миллионов - за 4), подписав контракт с "Анахаймом", что весьма неважно сказалось на его личной статистике и дальнейших игровых перспективах.

Павел Буре, "Ванкувер", 1999: почти как Яшин


Карикатура на Павла Буре

В августе 1998 года Буре, находящийся в расцвете сил (51 гол в регулярном чемпионате 97/98, пятикратный обладатель  приза лучшему игроку "Ванкувера"), объявил, что больше не сыграет за "Кэнакс" ни одного матча и просит обмена.

Собственно, обмена Буре просил и за год до этого, но "Ванкувер" тогда на уступки не пошёл. Павел пытался сделать всё максимально тихо, не афишируя своих требований и отказываясь говорить с журналистами на любые темы, кроме самой игры.

Основными причинами нежелания Буре больше играть за "Кэнакс" тогда назывались желания играть в команде, способной выиграть Кубок Стэнли, а также разногласия с тогдашним тренером "Ванкувера" знаменитым Майком Кинэном. Согласно легенде, Кинэн однажды во время матча обвинил Буре в излишне эгоистичном стиле игры и потребовал большей ответственности за результат, в ответ на что Павел ответил коротким: "Заткнись!". Не фонтан были отношения и с болельщиками "Кэнакс", которые также считали его эгоистом, когда он забивал 50 голов за сезон, и симулянтом, когда он этого не делал.

Павел хотел воссоединиться со своим первым энхаэловским наставником Пэтом Куинном, работавшим тогда в "Торонто", и также как и Фёдоров выразил готовность бастовать хоть весь сезон.


Программка перед визитом Буре в Торонто

В итоге, 17 января 1999 года Буре вместе с защитниками Бретом Хедикэном и Брэдом Ференсом был обменян во "Флориду" на вратаря Кевина Уикза, форвардов Дэйва Ганье, Майка Брауна, защитника Эда Жовановски и третий раунд драфта. В "Пантерах" он даже близко не добрался до своего лучшего командного достижения (финал Кубка Стэнли-94 с "Ванкувером"), но зато подписал рекордный в истории клуба контракт (58 миллионов на 6 лет). В 2002-м Буре был обменян в "Рейнджерс", где его карьеру окончательно оборвали многочисленные травмы колена.

Николай Хабибулин, "Финикс", 1999: полтора сезона без игры


Николай Хабибулин в "Финиксе"

К началу сезона 1999/2000 Хабибулин, также как и два других уже упомянутых российских хоккеиста, стал для своего клуба очень многим. Два года подряд Хаби отыграл за "Финикс" в регулярках более 70 матчей, что весьма солидная нагрузка для вратаря. С 1996 по 1998 год "Койоты" неизменно выходили в плей-офф, но поговаривали, что именно столь большая нагрузка Хабибулина делала его уставшим, и в играх навылет он уже не демонстрировал былой надёжности, хотя в регулярке входил в пятёрку лучших вратарей.

Летом 1999 года его действующий контракт с "Финиксом" завершился - он был весьма скромным по любым меркам, составляя всего 1,2 миллиона долларов за сезон. Само собой, что россиянин и его агент решились на модную в то время контрактную забастовку.

"Финикс" повёл себя очень жёстко, несмотря на то, что подавляющее количество болельщиков, в отличие от случая с Буре, были на стороне хоккеиста. Хабибулин и его агент Джей Гроссман выдвинули требования о 5 миллионах долларов в год, в то время как генменеджер "Койотс" Бобби Смит и хозяин клуба Ричард Бурк предложили 9 миллионов на три года.

К концу сентября отношения сторон испортились вконец - своё 9-миллионное предложение Бурк со стола переговоров убрал. "Больше никакого предложения нет. Тот вариант, который мы предложили уже давно, был отвергнут. Они (Хабибулин и его агент) сказали, что он не будет играть за такую сумму, а мы ответили, что не собираемся её повышать. . . Так что забудьте", - заявил Бурк.

Хабибулин тем временем, поддерживал форму тренировками и играми за клуб ИХЛ "Лонг Бич Айс Догс", но к октябрю понизил требования с 5 до 4 миллионов в год. В ноябре несколько очередных переговоров закончились ничем, и, не найдя другого выхода, голкипер начал требовать обмена: "Финикс" снова дал ход 9-миллионному контракту на 3 года, причём дал Хабибулину только 48 часов на размышления.

"Я очень сердит и очень разочарован. После такого отношения ко мне я требую обмена", - заявил Хабибулин. "Они не дают своё предложение для рассмотрения и не считаются с нашим предложением. Они только выдвигают ультиматумы," - добавил Гроссман.

К концу ноября из "Финикса" был обменян другой российский вратарь Михаил Шталенков, и по словам менеджмента клуба, тандем голкиперов на сезон 99/00 окончательно сформирован в виде пары Шон Бурк - Боб Эссенса. Чуть позже Бурк получил травму, оставившую его без хоккея на полтора месяца, но Хабибулин к тому времени стал в "Койотах" персоной нон грата.

Война затянулась, и, по словам самого Хабибулина, деньги перестали быть основной причиной разногласий - вратарь требовал только обмена. "Я никогда не вернусь в "Финикс" и готов ждать столько, сколько потребуется", - сказал Николай.

Лишь спустя полтора года после начала забастовки Хабибулина обменяли в "Тампу" на форвардов Руслана Зайнулина, Майка Джонсона, защитника Пола Мару и второй раунд драфта - обмен случился лишь благодаря приходу в клуб новых хозяев, в числе которых был Уэйн Гретцки. Хабибулин, чья акция протеста стала длиннейшей в НХЛ для голкиперов, на удивление быстро вернулся в элиту вратарского цеха, а в 2004 году вместе с "Лайтнинг" выиграл Кубок Стэнли.