Подскребалин: в случае зомби-апокалипсиса первым делом нужен будет нож

23 марта 2020, понедельник 21:18
В условиях приостановленного сезона и в ВХЛ поговорили с голкипером "Челмета" о самом актуальном: закупке гречки, перспективе борьбы с зомби, а также об итогах чемпионата для челябинской команды и об особенностях вратарского труда.


— Никита, начнем с главного. Тебе нравятся фильмы про зомби-апокалипсис?

— Смотря какие, они же разные бывают — серьезные, как "Ходячие мертвецы", и смешные вроде "Зомбилэнда". Если это намек на то, что скоро будет зомби-апокалипсис... Я за то, чтобы как в "Зомбилэнде" — подурачиться, повеселиться. Постараюсь так к этому относиться.

— Представлял себя на месте кого-то из героев подобных фильмов?

— Да, я вот сейчас вспоминаю некоторые правила из "Зомбилэнда". Правило номер один — быстро бегать. "Аэробка" должна быть хорошо подготовлена, чтобы ты всегда мог убежать. С ней все нормально. А если говорить про героев — я был бы, как Таллахасси. Это человек, который убивал зомбарей и делал это максимально угарно, максимально эпически. Если дело дойдет до апокалипсиса — я буду таким. Хотя, если честно, по факту я закроюсь дома, буду сидеть и пытаться сделать какое-нибудь оружие для самообороны (улыбнулся).

— То есть, ты умеешь стрелять? Вратарям это не особенно свойственно.

— Из настоящего оружия пострелять не доводилось, но в тир я очень любил ходить, постоянно призы выбивал. А еще недавно открыл для себя одну прикольную игру на приставке — Call of Duty War Zone — там надо стрелять, выживать, и так далее. Я четко попадаю в цель. Конечно, это на джойстике, но думаю, что если возьму в руки реальное оружие, то я с ним управлюсь. На самом деле, мне кажется, что многие вратари точнее бросают, чем некоторые нападающие.

— Отсутствие чего в условиях апокалипсиса стало бы для тебя особенно критичным?

— Если серьезно подумать, то в случае зомби-апокалипсиса мне в первую очередь нужен будет нож. Потом продукты питания долго живущие — тушенка там, макароны. На самом деле, в мире, в котором мы живем, у людей фактически есть все: плита, духовка, продукты питания – некоторые даже без телевизора прожить не могут. Вот я могу жить без телевизора. И даже без интернета — все равно останется какая-то связь, пусть хоть голубиная почта. Что на самом деле критично — как я уже сказал, нужен нож, спички, чтобы разводить костер. Еще всякие оборонительные средства — если зомби кусаться будут, нужен жилет и на руки какая-то защита.

— Многие команды отменили весенние сборы из-за эпидемии. А вы чем сейчас занимаетесь?

— Мы тренируемся, как обычно. Каждый день с понедельника по пятницу выходим на лед, занимаемся в зале. Поддерживаем "физику", стараемся не терять технику. Было три недели паузы после сезона, а теперь мы работаем, чтобы в следующем сезоне стать сильнее. В субботу и воскресенье — выходные. С тех пор как карантин ввели, мы практически никуда не ходим, сидим по домам. Кто-то в парках гуляет. Я вот дома сижу с девушкой, в приставку рубимся... Иногда с Ленчиком Лавриненко посидим, чай попьем либо у него дома, либо у меня. Потому что выходить на улицу сейчас как-то опасно стало. (примечание редакции — с 23 марта "Челмет" все-таки отменил тренировки)

— Гречку и туалетную бумагу закупили, как положено?

— Ха, на самом деле я не знаю, откуда такая паника пошла, что люди начали закупаться. Зачем наводить этот хаос вокруг себя? У нас же не такая критичная ситуация, как, допустим, в Италии. И то, даже в Италии люди все равно ходят по улицам, ходят на работу или еще куда-то, в масках. Мы разговаривали по этому поводу с семьей и решили, что не будем закупаться продуктами, будем вести себя спокойно. Незачем разносить эту панику. Если официально введут карантин в нашем городе — тогда да, надо будет ехать в магазины, покупать гречку и бумагу. Хотя, я уже купил две упаковки. Такие большие, по десять рулонов. На будущее (улыбнулся).

"Разбитые двери и шлемы — это все теперь в коридорах, где зрители не видят"


— Как вы с ребятами отреагировали на новость о приостановке плей-офф? Понятно, что вы давно закончили сезон, но, может, следили за кем-то?

— Конечно, мы смотрим за парнями, которые еще играют. В "Югре" Никита Тертышный бегает, в "Рубине" играет Егор Назаров, вратарь из Челябинска. Мы за всеми следили. Да, это все обидно, но что поделать? Я считаю, что здоровье важнее, раз уж такой вирус почти смертельный и так легко передается... Это правильное решение — приостановить чемпионат. Надеюсь, что его все-таки продолжат.

— Так ты знаком с Егором Назаровым? Он же в топе вратарей ВХЛ, можешь сказать, что за человек?

— Нормальный парень, добрый, общительный, не высокомерный, с ним можно свободно поговорить на любые темы. Вот виделись как-то в торговом центре, пообщались за наши вратарские дела. Приятно, когда твои сверстники и те, с кем ты был в одной школе, растут и добиваются успеха. Я очень рад за него. Конечно, мне хочется быть лучше, хотя бы вровень с ним идти, стремлюсь к этому. Я так скажу — Назаров молодец вообще и трудяга.

— А ты отличаешься эмоциональными всплесками. Сломать клюшку об борт после поражения — тебе это помогает?

— Да, помогает. Ты просто всю свою злость вымещаешь на клюшку! Но лучше это не показывать болельщикам, своей команде и особенно сопернику, потому что они поймут, что ты психологически слаб. И когда они это увидят — можно вообще рассыпаться, выйти из равновесия. У меня в прошлом сезоне такое часто происходило, а в этом уже не так много, только раз или два были такие ситуации. Я в этом сезоне как-то старался держать свой психологический баланс на уровне. Так что все разломанные клюшки, разбитые двери и шлема — это все теперь в раздевалках происходит, в коридорах, где зрители не видят.

— В команде есть особое отношение к вратарям? Не трогать вас лишний раз, не нагружать бытовыми делами...

— Ну, такого особенного отношения нет. Некоторые подкалывают. Некоторые вратарей не любят. Некоторые относятся нейтрально, что ты есть, что нету. Кто-то наоборот: "Вы что, не трогайте его, это же вратарь, половина команды, пусть сидит". Но в целом нет такого, чтобы нас воспринимали по-особенному, к вратарю относятся, как к любому игроку. Может, немного повыше рангом (улыбнулся). Просто я сам в день игры, часа за два-три до начала, абстрагируюсь от мира, готовлюсь. На сообщения там отвечу — девушке, родителям, они пожелают удачи, и все.

— В "Челмете" с недавних пор появился тренер вратарей. Какова его роль?

— Это очень круто, что он у нас появился. Теперь есть, к кому обратиться, кто подскажет, даст совет. В прошлом сезоне у нас не было вратарского тренера — и я не то чтобы переживал по этому поводу, но в таком... состоянии тоскования находился. Не к кому было обратиться за советом, поддержкой. А в этом сезоне все круто у нас было. Тренер помогал, советы давал, вратарские тренировки у нас были фактически каждый день.

— Он как-то рассказывал, что снимает видео матчей — две камеры направлены непосредственно на вратаря.

— Да, мы после игр с двух ракурсов смотрим, как пропускаем голы, какие допускаем ошибки. Все это разбираем и стараемся не сделать те же самые ошибки в следующей игре, предотвращаем такой же гол или неправильное падение, неправильный перекат.


— Значит, вот ты в игре ошибся, а после еще 10 раз пересмотрел с тренером этот момент, чтобы совсем плохо стало, и получил тапком по голове?

— (улыбнулся) У нас же не детская команда, чтобы тапком по голове получать. Ты ошибся раз — тебе об этом сказали, ошибся два — тебе еще раз сказали. Ошибся третий раз — и в следующем матче ты просто играть не будешь. Потому что мастера по три раза не ошибаются. Мастера даже дважды не ошибаются, а три — это уже слишком много, на третий раз тебя просто увольняют, по сути.

— Как считаешь, тренер должен быть психологом?

— Я считаю, что да. Потому что вообще вся игра вратаря — это сплошная психология. И правильный настрой, правильное направление тренера в психологическом плане играет очень важную роль. Хорошо, когда есть к кому обратиться со своими внутренними демонами, поговорить, настроить себя где-то мотивационно. Но в первую очередь все идет от своей головы, это самое главное — личная психология, а потом уже только влияние тренера и команды.

"Надеюсь в следующем сезоне ощутить этот накал страстей плей-офф"

— Вопрос о вратарской конкуренции. Была ли она? По ходу сезона много играл Сухачев — сложилось впечатление, что его готовили для первой команды.

— Я скажу так: за пределами поля мы с Владом друзья. В игре, конечно, мы конкуренты, но все равно поддерживаем друг друга. Не знаю, как ответить на этот вопрос. На момент, когда оставалось два месяца до конца чемпионата, у меня было больше игр, чем у Влада. Он был на травме, у Сереги Мыльникова тоже были какие-то нюансы по здоровью, и получилось так, что я играл очень часто. А потом... не скажу, что стали наигрывать именно Сухачева, но у команды был спад, мы часто проигрывали и, на мой взгляд, замена вратаря могла бы повлиять на ситуацию, как-то взбодрить всех. Но это уже не мое дело, пусть решают тренеры и руководство клуба. Я не такой человек, который приходит в тренерскую и выпрашивает — "дайте мне место, поставьте меня на ворота", или наоборот "я устал, дайте мне отдохнуть". Если мне говорят — надо играть, я буду играть. Устал, не устал — поставлю капельницу и выйду. В общем, пусть тренеры решают, думаю, им сверху лучше видно.

— Тренеры говорят, что первая задача "Челмета" — это готовить игроков для "Трактора", а собственных турнирных амбиций как будто бы и нет.

— Понятное дело, что весь состав "Челмета" — это в первую очередь резерв "Трактора". Есть задача — подготовка молодых ребят, которые будут привлекаться в первую команду. Но не всем удается сыграть за "Трактор". У каждого из нас есть личные амбиции, все хотели занять место как можно выше, играть в плей-офф, бороться за кубок. Каждый этого хотел. Но не получилось, к сожалению. Мы по статистике самый молодой состав в ВХЛ, и по ходу сезона через команду прошло более пятидесяти человек. Это все сказалось на результате. Но задача выйти в плей-офф всегда была, и тренеры эту цель ставили, и руководство. Все-таки плей-офф — это совсем другая игра. Я вот смотрел — тот же "Дизель", который еле залез в восьмерку, реально мог зацепиться в серии с "Рубином" в первом раунде. У меня такого пока в жизни не было, надеюсь, что в следующем сезоне удастся вот это все на себе ощутить — накал страстей, борьбу эту в плей-офф прямо зверскую.

— Смена главного тренера по ходу сезона сильно по вам ударила?

— Если говорить именно про вратарей — то нет, не ударила. У нас есть свой тренер, который нас ведет. А что касается всей команды — ну, каждый воспринял по-своему. Скажу, что мы всегда бились, что с Максимом Борисовичем, что с Алексеем Викторовичем. Как играли, так и продолжали играть.

— На "Трактор" весь сезон лилась грязь в Интернете — многочисленные слухи, дискуссии, плюс бойкот от фан-сектора. Вы в "Челмете" как-то реагировали на это, обсуждали?

— Что касается "Трактора", я с ними пробыл только предсезонку и в сезоне дней, наверно, 15 в общей сложности, чисто тренировался. В "Челмете" мы старались не реагировать на это все. Да, ходили внутри команды какие-то разговоры — кто-то говорил, что фан-сектор должен быть преданным, несмотря на ситуацию в клубе, а кто-то — что они все правильно сделали, когда ушли с трибун. Но у нас своя команда, свой коллектив. Лезть в Интернет и читать, что там пишут про клуб, в котором ты играешь... Незачем это, мы не заходили, не обращали на это внимание, играли в хоккей, да и все.


— Хейтерские форумы ты, значит, не читаешь, а вообще на что зависаешь в Интернете?

— Не скажу, что провожу там много времени. В основном в соцсетях зависаю. Инстаграм, Вотсапп. В поездках сериалы смотрю, бывает, что как начнешь — так все время и пролетит, даже и не почувствуешь, что ехал в автобусе. В Вотсаппе с девушкой переписываюсь или с родителями — тоже бывает, что какую-то тему затронешь и не заметишь, что уже час прошел.

— Какие сериалы порекомендуешь болельщикам, пока нет хоккея?

— Мне "Острые козырьки" очень понравились, это прямо вообще топ, советую. Там про бандитов в Лондоне, вся эта атмосфера: цыгане, группировки, итальяшки — очень круто. За этот сезон я его весь пересмотрел, еще "Игру престолов", "Ведьмака". Еще "Чернобыль" очень советую, это не совсем сериал, там четыре или пять серий, тоже очень классный, но не для слабонервных.

"Я думал, это краб, а там рыба в полметра из-под песка вылезает"

— Вопрос любителю ужастиков. "Оно" смотрел?

— Только вторую часть, первую не видел, но мне рассказали смысл фильма. Как говорит мой папа, это вроде "Тимура и его команды", только они со злодеями борются, а вторая часть — то же самое, только они уже повзрослее и добивают это существо.

— Пеннивайз в фильме принимал облик того, чего человек боится больше всего на свете. Кем бы он стал, чтобы напугать тебя?

— Я очень сильно боюсь акул. Возможно, это было бы море с акулами. А еще боюсь утонуть. Вот эти две вещи самые страшные.

— Откуда такие фобии?

— Не знаю, просто много фильмов пересмотрел, в которых на людей нападают акулы. Это жуть, как страшно. В прошлом году еще был такой момент на море в Турции — я нырял, смотрел рыбок всяких, и тут вижу глаза, торчащие из-под песка. Я думал, это краб выглядывает, хотел его потрогать, подхожу — а там рыба чуть ли не в полметра из-под песка вылезает... В общем, я сразу понял, что больше там плавать не надо (улыбнулся). И вообще, когда меня что-то касается под водой, я сразу думаю — все, акула, надо скорее убегать.

— Что теперь будешь делать с отпуском в условиях, когда никуда нельзя поехать?

— Я еще в Новый год заказал путевки, точнее, забронировал, но из-за ситуации с вирусом пришлось их отменить. Скорей всего, в этом году придется без отпуска. Буду все время проводить в Челябинске, может, еще на даче у бабушки или на базу куда-то выберемся. Зависит от того, какая ситуация будет в регионе, сколько зараженных, и так далее. А так, в принципе, у меня есть приставка, холодильник, тренажеры кое-какие. Все нормально, может, еще и на лед будем выходить. Я что думаю — вот если будет зомби-апокалипсис, то "аэробку" можно будет поддерживать не дома, а на улице, просто убегая от зомби. В общем, нормально быстро наберем аэробный функционал.

— А чем бы ты занимался в жизни, если бы не хоккей?

— Я думал над этим вопросом, самому интересно, я же всю свою сознательную жизнь на льду. Сейчас смотрю на некоторых школьников, студентов — они с утра идут на пары, потом делают уроки, и все, больше ничем не занимаются. Какое-то хобби, увлечение все равно должно у человека быть. Я вот модели самолетов собирал. Кто-то музыкой увлекается, кто-то шьет-вышивает – у каждого по-разному. Думаю, я бы нашел себе какое-то место в жизни, если бы хоккея вообще не существовало. Может, пошел бы по стопам отца и деда — в военное дело, солдатом бы стал. Потом дослужился до генерала и ушел бы на пенсию.

— Тебе нравится перспектива ходить строем, стрелять в людей и копать лопатой от забора до обеда?

— Ну, нет, такой расклад вообще не устраивает. Армия — это же много разных направлений: ФСБ, погранвойска, Росгвардия, много чего еще. Даже пожарные, по-моему, — это тоже солдаты. Ну, в случае войны — понятное дело, что нам всем предстоит родину защищать.

— И последнее. Как тебя называют в команде?

— Много вариантов, в основном Подскребал. Есть еще "Ловила", но это относится ко всем вратарям.