Даниил Огирчук: на шестой матч в Караганде все настроились, как на последний

11 марта 2020, среда 15:20
Серия "СКА-Невы" и "Сарыарки" стала одним из главных противостояний первого раунда плей-офф. По его итогам действующий чемпион сложил свои полномочия, а петербургский коллектив одержал долгожданную победу над Леонидом Тамбиевым. Нападающий армейцев Даниил Огирчук стал одним из главных героев противостояния, в ходе которого он взобрался на первое место в гонке бомбардиров и получил звание лучшего форварда первого раунда плей-офф.



— Даниил, долгожданная победа над "Сарыаркой", над тренером, который столько лет создавал проблемы "СКА-Неве" — это чуть больше, чем просто успех в первом раунде?

— Думаю, что это хороший успех, да, но рано радоваться. Надо идти дальше, это лишь первый шаг к цели. Осознания, что мы выбили действующего чемпиона, у нас нет. Поработали над ошибками, сделали то, что нам говорил тренер, вышли и выиграли.

— Слышал о неожиданных комплиментах в адрес вашей команды со стороны Леонида Тамбиева по завершении серии?

— Да, я читал его слова. Всё правильно: надо уважать своего соперника, неважно, с каким результатом закончилось ваше противостояние.

— Они не удивили тебя? Не секрет, что Леонид Григорьевич в пределах хоккейной площадки достаточно строг и скуп на эмоции, а для вашего клуба он и вовсе по-настоящему злой гений.

— Я только наслышан был, что он строгий и жесткий, но лицом к лицу я с ним так и не сталкивался — ни в том плей-офф, ни в петербургском финале. В любом случае ребята говорят, что он молодчик. Похвала от тренера, который нас обыгрывал и который много доказал в этой лиге — это своего рода мотивация для нашей команды. Он подбодрил нас, дал понять, что мы можем добиться того, о чем мечтаем, и мы достойны этого.

— Как вообще жить с тем, что ваша команда стала одним из главных героев первого раунда? Как идти дальше, как не потерять голову? Цель, как ни крути, пока далеко.

— Нельзя ловить "звезду". Нужно продолжать работать так, как мы и работали. Даже еще более строго. Дальше сопротивление будет только сильнее и мощнее. Расслабляться нельзя.

— Ты стал одним из главных действующих лиц этой серии, после первого раунда теперь возглавляешь бомбардирскую гонку. Тот матч в Караганде, где случился твой хет-трик, многие расценивают как ключевой в противостоянии.

— Думаю, что все игры в этой серии были ключевыми. Главное, что команда выиграла; а то, забил или нет — это уже второстепенные факторы. Ни у кого в команде нет и мысли завидовать, если кто-то забрасывает, а у кого-то пока не получается. Мы и так сплоченная команда, а по ходу этой серии так и вовсе закаменелыми стали. Ну, а хет-трик — он случился благодаря партнерам.

— По эмоциям это было круче, чем обычный хет-трик?

— Если бы я знал, что такое эмоции от обычного хет-трика! (Улыбается) Он первый в моей жизни. В далеком детстве, наверное, были — я конкретно не помню. Но на более серьезном уровне у меня ничего такого не было — ни в молодежке, ни в ВХЛ. Одну забил — был рад, команда вышла вперед. Вторая — как-то с добивания зашла. А о третьей даже не думал, не было мыслей: "Ох, вот бы сейчас третью забросить — и у меня будет хет-трик!"

— Третий период той встречи начинался крайне неприятно для "СКА-Невы": "Сарыарка" предприняла очередную попытку совершить камбэк, а ни для кого не новость, что они множество раз такое проделывали что в матчах, что в сериях. И твои шайбы пришлись очень кстати тогда.

— Ну они же не все три подряд были.

— И тем не менее. Ведь был риск получить 2-2 в серии. Не было ли вообще немного страшно в тот момент?

— Да, это было неприятно. Но если бы пришлось начинать с нуля — начинали бы с нуля, что уж поделать. Да и в том матче в Караганде, четвертом, все равно все происходило в совокупности — любой гол был заслугой даже не одного звена. Тройки на сменах ведь накладываются друг на друга — наше звено, например, могло выйти против тройки, которая очень устала, и из этого тоже может получиться гол. Каждая шайба — заслуга всей команды.


— Интересно, кстати, получается — ты весь сезон играешь с одними и теми же партнерами. В регулярном чемпионате, однако, у тебя было заметно меньше очков, чем у них. В плей-офф же все с точностью да наоборот — теперь твои баллы сильно выделяются на фоне партнеров.

— Ну я уж не думаю, что там ощутимая разница. Так получилось, мне повезло, что... Что я по воротам стал попадать, что ли! (Смеется.) Надеюсь, это продолжится. Но я не слежу, на сколько очков у меня больше, чем у кого-то из нашей команды — это не моя цель.

— То есть, и никакого давления на тебя это лидерство не оказывает? Нет чувства, что теперь ты должен как-то вести команду за собой?

— До этих слов я вообще об этом не думал. У нас и без меня есть заводилы, есть капитан, есть два ассистента — они любого настроят. Не я должен вести команду за собой, а команда должна идти сама, целостно.

— Домашнее поражение в пятом матче, когда был шанс закрыть серию, явно оказалось не самым приятным моментом. Как надо было удерживать психологию после того матча, во время возвращения в Караганду? Не было ли мандража? Счет в серии в тот момент имел риск стать "скользким".

— Когда мы проиграли пятую встречу, хотя очень этого не хотели — конечно, было расстройство. Опять лететь в Караганду, что тоже отнимает силы. Ну, а там уже все так настроились, будто бы это последний матч сезона. Все понимали, что нельзя давать "Сарыарке" еще один шанс.

— Сейчас, когда чемпион бит, когда позади серия, где каждый матч накален до предела, нет обманчивого ощущения, что позади уже чуть больше, чем один раунд? Вроде плей-офф только начался, впереди еще большой путь, но за плечами будто бы какая-то "бомбежка" уже прошла.

— Прошла "бомбежка", но я не думаю, что мы сделали что-то большее, чем просто прошли первый раунд. Нам в зачет больше ничего не пошло за то, что мы выиграли эту серию. У нас не было задачи принципиально "побить" "Сарыарку" с Тамбиевым. У нас была задача просто пройти этот круг и двигаться к Кубку.


— "Барс". Что тебе вообще известно о них?

— Что это казанская сильная команда.

— Согласен с тем, что это принципиально иной соперник?

— Естественно, будет другая игра — команда играет совсем по-другому. Мы готовимся к этой серии, тренеры нам все показывают и объясняют.

— "Барс" в первом раунде выиграл все три гостевых матча. Сейчас они снова начинают на выезде.

— Думаю, мы сделаем все, чтобы справиться с этой особенностью "Барса" (улыбается).

— В сезоне у вас было две игры с ними. Помнишь эти матчи?

— Да. Никак нельзя сказать, что было легко. Там сильная команда, которая постоянно бьется, бежит. Там техничные ребята, а у клуба тоже есть за спиной КХЛ — тоже могут спустить или поднять, люди набираются опыта, растут в конкуренции.

— Вы уступили "Барсу" в Казани, когда их подъем только начинался. Зато, когда команда приехала в Петербург на пике своей формы, случились 4:0 в вашу пользу.

— А возможно, что осенью в свою очередь мы не были на своем пике.

— Нет мысли, что "Барс", будучи командой, для которой плей-офф в диковинку, на этот сезон достиг своего потолка? Или в этом же их опасность?

— Да, я тоже думаю, что они расслабляться точно не будут, они на эмоциях будут стараться идти дальше и дальше. Ведь эмоции — это тоже залог успеха. Простой эта серия для нас не будет.

— После прошлого полуфинала, где было 0-4 от "Сарыарки", все отметили, что Караганда исправно забивала первой во всех матчах, потому и выиграла. В этот раз "Нева" забрасывала первой во всех шести играх серии — результат известен. Роль первой шайбы для такой молодой команды, как ваша, очень высока?

— Первый гол, который забивается в матче, придает уверенности, команда понимает, что вот, да, мы можем; все начинают рваться в бой. Этот фактор многое дает. Без куража, естественно, никак.

— Вы зависимая от психологии команда? Например, тренерский штаб весь сезон бился с "мальчишечьим разгильдяйством" в дисциплине и концентрации. Но как только начался плей-офф — все это пропало, как по волшебству. Значит ли это, что вы — типичная молодежь, которая в какой-то момент способна собраться еще круче, чем взрослые, но вот только происходит это только тогда, когда это уже прямо необходимо?

— Когда поджимает? (Улыбается) Тут я даже не знаю... Да, много раз говорили, что мы как-то расстраивались и переставали играть, когда пропускали. Но сейчас все прекрасно осознают, что назад пути уже нет. Либо мы соперника, либо он нас. Каждая игра по сути своей может оказаться, действительно, последней.